Страница: 1  2  3  4  [ 5 ]  6  

Presents the Great SF Stories\" (\"Азимов представляет великие НФ-рассказы\") с тома рассказов 1939 года и довел ее до 1963 года - с 1964 уже выходили ежегодные антологии лучших рассказов года, собранные Доном Уоллхеймом.
Он снова начал писать фантастические романы в 1972 году, издав \"The Gods Themselves\" (\"Сами Боги\"). Рассказ, писавшийся для антологии, получился куда длиннее, чем предполагалось. Азимов показал текст редактору в \"Doubleday\" и тот посоветовал написать роман. А для антологии Азимов написал другой рассказ.
\"Сами Боги\", по мнению критиков, стал его лучшим НФ-романом - особенно благодаря реалистичнейшему описанию инопланетной цивилизации. Азимов же гораздо больше любил роман \"Murder at ABA\" (\"Убийство в \"Эй-Би-Эй\", 1976), классический по форме детектив. До его публикации он написал несколько ранних детективов и серию рассказов о \"Черных Вдовцах\", нью-йоркском клубе, члены которого разгадывают разные головоломные истории. Клуб был списан с \"Пауков-Трапдоров\", клуба, в котором состоял сам Азимов. Вообще же, из всех книг, им написанных, он больше всего гордился \"Азимовской биографической энциклопедией науки и техники\" - \"потому что ее не мог бы написать никто другой\".
Личная его жизнь, увы, была не так успешна. Брак с Гертрудой медленно распадался на протяжении десятилетий. Они расстались в 1970 году и были разведены 16 ноября 1973 года. Развод был болезненным и стоил ему 50 тысяч долларов. В автобиографии он благородно взял вину на себя, написав, что был эгоистичен, занимался только своими писаниями и вряд ли мог считаться хорошим мужем. У Азимовых были двое детей - дочь Робин и сын Дэвид.
30 ноября 1973 года Азимов женится на Дженет Опил Джеппсон, психиатре, с которой он познакомился на Нью-Йоркской Всемирной конвенции 1956 года.
В 1976 году Джоэль Дэвис, издатель детективных журналов \"Ellery Queen\'s Mistery Magazine\" и \"Alfred Hitchcock\'s Mystery Magazine\", решил основать новый журнал фантастики и, по традиции, назвать его именем какого-нибудь писателя. Единственный, кого он знал достаточно хорошо по рассказам в \"Ellery Queen\'s\", был Азимов.
После некоторых сомнений, Азимов, наконец, согласился - но с некоторыми оговорками. Он уже 17 лет писал ежемесячную колонку в \"Fantasy and Science Fiction\" и прекращать ее не хотел. Он не хотел быть редактором журнала и предложил на этот пост Джорджа Ситера,- тот должен был читать и редактировать все рассказы. Сам Азимов разрешает пользоваться его именем, кроме того, он сам будет писать редакционные статьи и вести колонку писем, а также консультировать при необходимости Ситера. Было также договорено, что если сам Азимов напишет что-то фантастическое, он первым делом предложит это в \"Asimov\'s\".
Сотрудничество наладилось. Азимов и Ситер были схожи во взглядах на НФ, а имя Азимова и состав редакции приносят журналу популярность на протяжении вот уже четверти века. На посту редактора Ситера сменили сначала Шона Маккарти, а затем Гарднер Дозуа. Их вкусы и пристрастия были весьма далеки от азимовских, но сам Азимов всегда поддерживал их и защищал от необоснованных нападок. Он отлично понимал, что жизнь не стоит на месте, что жанр должен развиваться, и что с того, если кому-то (даже и ему самому) может чем-то не нравиться объективно хороший рассказ.
Он работал, как каторжный. В 1976 году у него выходит дюжина новых книг. В 1977 намечается еще десяток. Его постоянно приглашают читать лекции, его интервьюируют \"People\" и \"Reader\'s Digest\". Каждую свободную минуту он проводит за пишущей машинкой. 2 января 1977 он отмечает свое 57-летие, а 18 мая попадает в госпиталь: тромб коронарных сосудов... Даже там он работает: пишет первый том своей автобиографии. Заодно он сбрасывает вес, так что к концу июня ЭКГ показывает, что он выздоровел.
В 1979 Медицинская Школа Бостонского Университета присваивает ему степень профессора. В том же году \"Doubleday\" издает первый том его автобиографии \"In Memory Yet Green\" (\"Пока память зелена\") - его двухсотую книгу.
Через некоторое время Азимов обретает прежнюю форму: к концу 1984 он выпускает следующую сотню книг. В 1982 году он снова возвращается к фантастике и пишет \"Foundation\'s Edge\" (\"Кризис Основания\"), продолжение знаменитой серии. В \"Doubleday\" долго уговаривали его написать фантастический роман и, после того, как он подписал-таки контракт, Пэт ЛоБрутто (Pat LoBrutto), в то время редактор линии НФ, позвонила ему и сказала, что под \"фантастикой\" \"Doubleday\" имеет в виду новый роман об Основании. Азимов согласился.
Он перечитал трилогию и был поражен тем, что в его романе почти нет действия, а то, что есть, происходит большей частью \"за кадром\". Не сознавая того, он достиг мастерства в одном из сложнейших литературных приемов: серии романов, построенных почти исключительно на диалогах.
Азимов попытался сознательно \"собезъянничать\" свой стиль тридцатилетней давности - к его гордости, у него это получилось. Примитивная \"журнальность\" прозы ушла, но стиль остался по-прежнему простым и прямолинейным. Книга стала его первым бестселлером - и каким бестселлером! В списке \"The New York Times\" этот роман продержался 25 недель!
Следом вышли романы \"Robots of Dawn\" (\"Роботы Зари\", 1983), начатый еще в 50-е годы, но заброшенный на полпути, \"Robots and Empire\" (\"Роботы и Империя\", 1985), \"Foundation and Earth\" (\"Основание и Земля\", 1986), \"Prelude to Foundation\" (\"Прелюдия к Основанию\", 1988)... Были и другие (\"несерийные\") книги. Большая часть стала бестселлерами. Азимов достиг положения, когда мог требовать миллионные авансы - впрочем, он делал это редко. Одна из основных причин, по которой он переключился в 60-х годах на публицистику, была финансовая - писать фантастику было менее выгодно. И вот неожиданно фантастика стала давать феноменальную прибыль - от одного романа он получал больше, чем за десяток научно-популярных книг.
Хотя Роберт Хайнлайн и был более популярен среди любителей фантастики - он неизменно лидировал во всех опросах, оставляя Азимова и Кларка на второй и третьей позициях,- Азимов был известен более широкой аудитории. По шутливому соглашению, которое Азимов и Кларк заключили как-то в нью-йоркском такси, Кларк должен уверять всех, что Азимов лучший в мире писатель-фантаст, а сам Кларк - второй, а Азимов должен поддерживать мнение, что лучшим в мире фантастом является Кларк, а сам Азимов довольствуется вторым местом. С этим можно спорить, но статус Азимова сомнений больше не вызывает.
Его имя и лицо были настолько хорошо известны, что он первым из писателей появился на телеэкране в рекламных роликах. Своим именем он оказывал поддержку многим начинаниям и проектам. Его не интересовали слава и деньги. Он помогал людям, раздаривая им идеи - как когда-то помог блестящей идеей ему Джон Кэмпбелл. Он надеялся, что его имя поможет начинающим авторам удержаться в струе - и за это время наработать собственный профессионализм.
К концу жизни Азимов в соавторстве с Робертом Силвербергом работал над романами по трем своим самым знаменитым рассказам: \"Nightfall\" (\"Приход ночи\"), \"Уродливый мальчуган\" - этот роман поначалу предполагалось назвать \"Child of Time\" (\"Дитя времени\") - и \"Двухсотлетний человек\" (под названием \"The Positronic Man\", \"Позитронный человек\"). Роман \"Forward to Foundation\" (\"Вперед к Основанию\"), состоящий из четырех новелл и эпилога появился в 1993 году - действие его разворачивается между событиями романа \"Прелюдия к Основанию\" и основной трилогией.


Страница: 1  2  3  4  [ 5 ]  6