Warning: mkdir(): No space left on device in /home/bitrix/ext_www/mysoch/files/_script/kratkoe_cache.php on line 43 Warning: mkdir(): No space left on device in /home/bitrix/ext_www/mysoch/files/_script/kratkoe_cache.php on line 43 Warning: fopen(/home/bitrix/ext_www/mysoch/files/cache//_authors/sholohov/_story/sydba_cheloveka/avtorskii_zamisel_romana_podniataia_celina/mysoch_page1.cache): failed to open stream: No such file or directory in /home/bitrix/ext_www/mysoch/files/_script/kratkoe_cache.php on line 100 Warning: fputs() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /home/bitrix/ext_www/mysoch/files/_script/kratkoe_cache.php on line 101 Warning: fclose() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /home/bitrix/ext_www/mysoch/files/_script/kratkoe_cache.php on line 102



В 1932 г. вышла в свет первая книга романа М.Шолохова “Поднятая целина”, где родная писателю Донщина показана уже в годы коллективизации. В наши дни, когда открываются все новые и новые трагические факты раскулачивания - подлинного геноцида среднего крестьянства - складывается резко отрицательное отношение к роману Шолохова. Шолохов понимал, что появившиеся в это время “политические банды” в большинстве случаев и были следствием такого произвола по отношению к середняку: “Вот эти районы и дали банду”. Писатель на грани отчаяния: “Подавлен. Все опротивело”.

Возникает вопрос: почему же всего этого почти нет в романе? Шолохов лишь объясняет, почему именно Давыдов вдруг стал таким жестокосердным. К чести Шолохова, он воссоздает сцены раскулачивания с позиций писателя-гуманиста. Эпизод в доме Фрола Рваного трактуется им не как торжество безудержной классовой ненависти, а как законное право Демида Молчуна, прожившего в этом доме пять лет в работниках, иметь валенки и поесть меду.

Даже Разметнову “противны и жалки мокрые и красные, как у кролика, глаза” Фроловой дочери, натягивающей на себя девятую юбку, и это далеко не все содержимое прихваченного ею узла. И на память приходит хрестоматийная сцена с ушаковской женой, чьи дети были лишены самого необходимого: в доме Фрола христианские заповеди явно не исполнялись. Но в то же время Шолохов не скрывает народного сочувствия раскулаченным, понимания того, что их богатство нажито и личным тяжелым трудом: “Наживал, наживал, а теперь иди на курган”,- бормочет одна из женщин. Хоть один казак да воздержался от решения раскулачивать Фрола Дамаскина, который, кстати, - и Шолохов это показывает - по закону раскулачиванию не подлежал: с государством рассчитался. А когда дошли до Тита Бородина, “собрание тягостно промолчало”. А чего стоит реплика: “Отдай нам Фролово имущество, а Аркашка Менок на него ероплан выменяет”.

С советских времен повелось представлять секретаря райкома Корчжинского, с которым знакомится только что приехавший Давыдов, персонажем для автора отрицательным. Теперь, зная шолоховское письмо, вряд ли заподозришь писателя в осуждении секретаря, да и сам художественный текст никаких оснований к этому не дает. “Поднятая целина” неизмеримо глубже в своем содержании, чем трафаретные представления о том, что раз Давыдов положительный герой, значит, он всегда прав. У Шолохова положительный герой не схема, а живой человек с присущими ему слабостями.

Символ 25 тысяч рабочих, участвовавших в коллективизации, воссозданный шолоховским талантом Семен Давыдов - фигура не отягощенная особыми преступными деяниями, но и не свободная от заблуждений своего времени. Сейчас Давыдову не без оснований вменяют в вину “умильные речи” про кулацких детей, которых-де обязательно выведут в люди, обласкают-воспитают, но авторская симпатия к Давыдову как к человеку вовсе не означает того, что Шолохов негативно относится к словам секретаря, возмущенного применением “административных мер для каждого кулака без разбора” и предупреждающего Давыдова: “Середняка ни-ни!”

Не менее важна для понимания позиции Шолохова та оценка, которая устами прокурора дана действиям Нагульнова: такого, как в колхозе Гремячьего Лога, “не было даже при Николае Кровавом”. Характеристика его “партизанских методов” дана в романе еще ранее в беседе секретаря райкома с Давыдовым. “Подвиги” Нагульнова читатель увидит и сам: страшен Нагульнов в своем гневе на Разметнова, пожалевшего детей раскулаченных:

“Гад!- выдохнул свистящим шепотом, сжимая кулаки.- Как служишь революции? Жа-ле-е-ешь? Да я… тысячи станови зараз дедов, детишек, баб… Да скажи мне, что надо их в распыл… Для революции надо… Я их из пулемета… всех порешу!- вдруг дико закричал Нагульнов, и в огромных расширенных зрачках его плеснулось бешенство, на углах губ вскипела пена”.

Почему же в таком случае Нагульнов остался для Шолохова положительным героем? Как и в трактовке образа Михаила Кошевого, писатель склонен понять и простить человека, не растерявшего окончательно “душу живу”.

Однако, объективное отношение как к героям-коммунистам, так и к героям из другого лагеря, скупые сцены раскулачивания вызвали претензии к автору романа. Журнал “Октябрь” отказался от публикации - “Поднятую целину” напечатал “Новый мир”, а Шолохов в одном из писем пояснял: “Редакция потребовала от меня изъятия глав о раскулачивании. Все мои доводы решительно отклонялись”. Редакторов не удовлетворило и название “С кровью и потом”.

Не было шумных восторгов и после публикации романа. Посредственный роман Ф.Панферова “Бруски”, запечатлевший “вождя и учителя” пропагандировался и расхваливался куда более активно. На страницах ведущих журналов мелькали обвинения в затушевывании Шолоховым контрреволюционной инициативы кулачества, в недостатке бдительности.

Напротив, зарубежная и даже белоэмигрантская критика хвалила роман за правдивый показ жестокости и трагедийности сталинской коллективизации. После перевода 1935 г. “Поднятой целины” на шведский язык высказывалось мнение, что Шолохов как никто другой достоин Нобелевской премии. (Нобелевским лауреатом Шолохов стал гораздо позже - в 1965 г.). Роберт Конквест в книге “Жатва скорби. Советская коллективизация и террор голодом” неоднократно ссылался на “Поднятую целину”. Американский литературовед Э.Симмонс уже в 60-е г.г. писал об авторе “Поднятой целины”: Шолохов снова настоял на истине, как он ее понимал, в лучших традициях великих русских писателей ХIХ в.

Похожие сочинения

  1. Сочинение размышление по рассказу М. А. Шолохова «Судьба человека»
    В рассказе М. А. Шолохова «Судьба человека» перед читателем предстает не просто история, а действительно судьба человека, воплотившего в себе типические черты национального русского характера. Андрей Соколов, скромный труженик, отец семейства, жил и...смотреть целиком
  2. Эпизоды наиболее важные для раскрытия характера Андрея Соколова главного героя рассказа   Новое!
    При чтении рассказа наиболее важными для раскрытия судьбы и характера Андрея Соколова представляются следую­щие эпизоды и факты его жизни: когда стал он водителем, то десять лет пролетели для него совершенно незаметно, а про­шлое подёрнулось дымкой,...смотреть целиком
  3. Судьба человека.
    О красоте души советского человека говорится в рассказу М. Шолохова "СЧ", в котором герой сумел подняться над своей личной трагической судьбой и жизнью, во имя жизни одолеть смерть. Андрей Соколов рассказывает о своей жизнью, которая была полна...смотреть целиком
  4. Психологический поединок Соколова с комендантом Мюллером  Новое!
    Психологический поединок Соколова с комендантом лагеря Мюллером занимает в рассказе центральное место, так как имен­но в этой ситуации Соколов сдавал экзамен на крепость и цель­ность своего характера. Именно в этом моменте сконцентрирова­лась вся прошлая...смотреть целиком
  5. Тема русского характера в рассказе М. А. Шолохова «Судьба человека»
    Война… Это страшное для человека слово. От него веет холодом, бо­лью, страданием. Такая недавняя и такая далекая Великая Отечественная война никого не обошла стороной, проникла в каждую семью, повлияла на судьбу каждого человека. Многие писатели, поэты...смотреть целиком
  6. Художественно-идейное содержание рассказа
    Имя Михаила Александровича Шолохова известно всему человечеству. Его выдающейся роли в мировой литературе XX века не могут отрицать даже противники социализма. Произведения Шолохова уподобляются эпохальным фрескам. Проникновенность таково определение...смотреть целиком
  7. Подвиг (По рассказу М. А. Шолохова «Судьба человека»)
    Никто не любит войну. Но на протяжении тысячелетий люди страдали и гибли, губили других, жгли и ломали. Завоевать, завладеть, истребить, прибрать к рукам - все это рождалось в жадных умах как в глубине веков, так и в наши дни. Одна сила сталкивалась...смотреть целиком