Страница: 1  [ 2 ]  3  

м, улыбкой, интонацией. Во время разлуки князь Андрей не раз вспоминал ее рассказ о встрече с лесником. А случайно подслушанный в лунную ночь разговор Наташи с Соней пробудил его к жизни, дал возможность ощутить, что «жизнь не кончена в тридцать один год». «Ну как можно спать! Да ты посмотри, что за прелесть! Какая прелесть! Да проснись же, Соня, — сказала она почти со слезами в голосе. — Ведь эдакой прелестной ночи никогда, никогда не бывало ». В этих словах раскрывается вся Наташа: живая, эмоциональная, впечатлительная, открытая, с обостренным чувством прекрасного. Для полноты счастья, до полного растворения в красоте мира Наташе нужна еще любимая музыкальная фраза, ибо звенит и поет сама душа. Она как бы стремится ввысь, поднимаясь на крыльях радости, от того, что все так прекрасно. «Так бы вот села на корточки, вот так, подхватила бы себя под коленки — туже, как можно туже, натужиться надо, — и полетела бы».

А как точно и ярко представляет Наташа своих знакомых — в цвете и в форме, угадывая их суть: Борис Друбецкой у нее «узкий такой, как часы столовые узкий, знаете, серый, светлый», а Пьер Безухов, «тот синий, темно-синий с красным, и он четвероугольный ». Так и ощущаешь блестящую скользкость Бориса и надежную, крепкую душу Пьера…

Наташе дано заражать всех весельем, передавая им свое настроение. Соня становится самой нужной в святочный вечер Николаю, потому что она предстает перед ним, озаренная светом обаяния подруги. Наташа, как никто, знает, вернее, чувствует, как поступить в той или иной ситуации. Не потому что умна или рассудительна — «она не удостаивает быть умной», как сказал о ней Пьер. Она просто очень чуткий человек. Именно Наташа сумеет погасить в самом начале вспыхнувшую тяжелую ссору между матерью и братом изза решения Николая жениться на Соне. Вроде и не сказав ничего особенного, она не даст каждому из них сделать то, о чем они будут жалеть. Только Наташа сумеет успокоить мать, когда та узнает о гибели младшего сына Пети: «Она не спала и не отходила от матери. Любовь Наташи, упорная, терпеливая, не как объяснение, не как утешение, а как призыв к жизни, всякую секунду как будто со всех сторон обнимала графиню».

И в дядюшкиной маленькой гостиной, среди простых деревенских людей, она будет на своем месте, как бы поняв их сокровенное, их суть. «Где, как, когда всосала в себя из того русского воздуха, которым она дышала, — эта графинечка, воспитанная в шелку и бархате эмигранткой-француженкой, — этот дух, откуда взяла она эти приемы, которые pas de chale давно бы должны были вытеснить? Но дух и приемы эти были те самые, неподражаемые, неизучаемые, русские, которых и ждал от нее дядюшка. Как только она стала, улыбнулась торжественно, гордо и хитро — весело, первый страх, который охватил было Николая и всех присутствующих, страх, что она не то сделает, прошел, и они уже любовались ею. Она сделала то самое и так точно, так вполне точно это сделала, что Анисья Федоровна, которая тотчас подала ей необходимый для ее дела платок, сквозь смех прослезилась, глядя на эту тоненькую, грациозную, такую чужую ей, в шелку и в бархате воспитанную графиню, которая умела понять все то, что было и в Анисье, и в отце Анисьи, и в тетке, и в матери, и во всяком русском человеке». Встретившись в Мытищах с раненым князем Андреем, Наташа ухаживает за ним с той твердостью и мужеством, которые нельзя было ожидать в этой девушке. Услышав шуточное замечание князя, что никто так хорошо не ухаживает за ранеными, как старые няни, вяжущие чулок, Наташа выучилась вязать.

Когда приезжает княжна Марья, то, предубежденная против Наташи после скандального разрыва с женихом, исполненная обиды за брата, она сразу понимает, что «это был ее искренний товарищ по горю, а потому и, обняв ее, заплакала на ее плече». И снова Л. Толстой обращается к описанию внешности героини, показывая, как отражаются на этом лице все движения души, как взглядом она говорит больше, чем словами. «На взволнованном лице ее, когда она вбежала в комнату, было только одно выражение — выражение любви, беспредельной любви к нему, к ней, ко всему тому, что было близко любимому человеку, выражение жалости, страдания других и страстного желания отдать себя всю для того, чтобы помочь им. Видно было, что в эту минуту ни одной мысли о себе, о своих отношения к нему не было в душе Наташи». «Княжна Марья чувствовала, что от нее она все поймет и узнает.

— Что… — начала она вопрос и вдруг остановилась. Она почувствовала, что словами нельзя ни спросить, ни ответить. Лицо и глаза Наташи должны были сказать все яснее и глубже. Губа Наташи вдруг дрогнула, уродливые морщины образовались вокруг ее рта, и она, зарыдав, закрыла лицо руками». Полюбив княжну Марью, Наташа сумела понять жизнь и прошлое княжны, «поняла непонятную ей прежде строку жизни». «Она не думала прилагать к своей жизни покорность и самоотвержение, потому что она привыкла искать других радостей, но она поняла и полюбила в другой эту прежде непонятную ей добродетель». Пережив большое горе утраты любимого, Наташа научилась понимать многое и многих. Она не изменила себе, просто и мир расширился, принимая в себя других. Она настолько изменилась внешне, что даже Пьер не сразу смог узнать «это строгое, худое и бледное, постаревшее лицо. Это не может быть она. Это только воспоминание того». И вот как реагирует на человека, который был ей очень близок по духу и дорог: «И лицо с внимательными глазами, с трудом, с усилием, как отворяется заржавелая дверь, улыбнулось, и из этой растворенной двери вдруг пахнуло и обдало Пьера тем давно забытым счастьем, о котором, в особенности теперь, он не думал. Пахнуло, охватило и поглотило его всего. Когда она улыбнулась, уже не было сомнений: это была Наташа, и он любил ее».

У Наташи есть великое и редкое умение — слушать и понимать другого, как бы давая ему возможность переосмыслить и заново пережить события. Когда Пьер рассказывал Наташе о пережитом, «он испытывал то редкое наслаждение, которое дают женщины, слушая мужчину, — не умные женщины, которые, слушая, стараются или запомнить, что им говорят, для того чтобы обогатить свой ум и при случае пересказать то же или приладить рассказываемое к своему и сообщить поскорее свои умные речи, выработанные в своем маленьком умственном хозяйстве; а то наслаждение, которое дают настоящие женщины, одаренные способностью выбирания и всасывания в себя лучшего, что только есть в проявлениях мужчины. Наташа, сама не зная этого, была вся внимание: она не упускала ни слова, ни колебания голоса, ни взгляда, ни вздрагивания мускула лица, ни жеста Пьера. Она на лету ловила еще не высказанное слово и прямо вносила в свое раскрытое сердце, угадывая тайный смысл всей душевной работы Пьера».

Снова возвращается прежняя Наташа, ее эмоциональное состояние, образное определение сути человека. Как точно скажет она об обновлении Пьера: «Точно из бани, ты понимаешь? — морально из бани. Правда?» Именно такая спутница жизни нужна Пьеру и способна сделать его счастливым. Видя Наташу женой Пьера, заботливой матерью семейства, иногда на первых порах думаешь: а где же та быстрая, веселая, жизнерадостная девушка, знавшая радость развлечений, прекрасно поющая, озаренная каким-то волшебным очарованием? Но Наташа «чувствовала, что те очарования, которые инстинкт ее научал употреблять прежде, теперь только были бы смешны в глазах ее мужа, которому она с первой минуты отдалась вся — то есть всей душой, не оставив ни одного уголка неоткрытым для него. Она чувствовал, что связь ее с мужем держалась не теми поэтическими чувствами, которые привлекли его к ней, а держалась чем-то другим, неопределенным, но твердым, как связь ее собственной души с ее телом». «Наташа принимала участие в каждой минуте жизни мужа» — и этим все сказано.

«После семи лет супружества Пьер чувствовал радостное, твердое сознание того, что он не дурной человек, и чувствовал он это потому, что он видел себя отраженным в своей жене», — сообщает автор.

Это ли не по-настоящему прекрасно — сделать другого человека, идущего по жизни рядом, лучше, увереннее в себе, уметь разделить трудное и радостное в его жизни! Такие, как Наташа Ростова, ехали за мужьями-декабристами в далекую суровую Сибирь, озаряя дни ссылки сиянием своей женственности и любви, заставляя друзей и врагов склониться перед мужеством и величием подвига.


Страница: 1  [ 2 ]  3  

Похожие сочинения

  1. Сравнительная характеристика образов Кутузова и Наполеона
    «Война и мир» - русская национальная эпопея, в которой нашел свое отражение характер великого народа в тот момент, когда решались его исторические судьбы. Толстой, стремясь охватить все, что он знал и чувствовал в это время, дал в романе свод быта, нравов,...смотреть целиком
  2. Роман"Война и мир"
    "Глубокое знание тайных движений психологической жизни и непосредственная чистота нравственного чувства, придающего теперь особенную физиономию произведениям графа Толстого, всегда останутся существенными чертами его таланта" (Н.Г.Чернышевский) Прекрасным...смотреть целиком
  3. Почему Андрей Болконский и Пьер Безухов - друзья
    Почему люди становятся друзьями? Если родителей, детей, родственников не выбирают, то в выборе друзей каждый свободен. Поэтому друг — это человек, которому мы полностью доверяем, которого уважаем, с мнением которого считаемся. Но это не значит, что друзья...смотреть целиком
  4. Образ простого народа в романе «Война и мир»
    1867 год. Л. М. Толстой закончил работу над эпохальным романом своего творчества «Война и мир». Автор отмечал, что в «Войне и мире» он «любил мысль народную», поэтизируя простоту, доброту и нравственность русского человека. Эту «мысль народную» Л. Толстой...смотреть целиком
  5. Изображение войны в романе Л.Н. Толстого "Война и мир"
    В центре романа Л.Н. Толстого «Война и мир» находится изображение Отечественной войны 1812 года, всколыхнувшей весь русский народ, показавшей всему миру его мощь и силу, выдвинувшей простых русских героев и великого полководца - Кутузова. В то же время...смотреть целиком
  6. Ростова Наташа - Война и мир
    Ростова Наташа — одна из главных героинь романа, дочь графа Ростова, сестра Николая, Веры и Пети; в конце романа жена Пьера Безухова. Натали — "черноглазая, с большим ртом, некрасивая, но живая...". В качестве ее прототипа Толстому послужили...смотреть целиком
  7. Сцены Шенграбенского сражения и их значение в романе «Война и мир»
    Одним из ключевых моментов войны 1805 года, описываемой Л. Н. Толстым в романе “Война и мир”, было Шенграбенское сражение. Чтобы спасти свою армию от разгрома, Кутузов послал небольшой авангард генерала Багратиона для задержания французов. Разутые, голодные...смотреть целиком