Сашку Ермолаева обидели. В субботу утром он собрал пустые бутылки из-под молока и сказал маленькой дочери: <Маша, пойдешь со мной?> - <Куда? Гагазинчик?> - обрадовалась девочка. <И рыбы купите>, - заказала жена. Саша с дочкой пошли в магазин. Купили молока, масла, пошли смотреть рыбу, а там за прилавком - хмурая тетя. И почему-то продавщице показалось, что это стоит перед ней тот самый парень, что вчера дебош пьяный в магазине устроил. <Ну как - ничего? - ядовито спросила она. - Помнишь про вчерашнее?> Сашка удивился, а та продолжала: <Чего глядишь?.. Глядит, как Исусик:> Почему-то Сашка особенно оскорбился за этого <Исусика>. <Слушайте, вы, наверно, сами с похмелья?.. Что вчера было?> Продавщица засмеялась: <Забыл>. - <Что забыл? Я вчера на работе был!> - <Да? И сколько плотют за такую работу?.. Да ещё стоит, рот разевает с похмелья!> Сашку затрясло. Может, оттого он так остро почувствовал обиду, что последнее время наладился жить хорошо, забыл даже, когда выпивал: И оттого, что держал в руке маленькую руку дочери. <Где у вас директор?> И Саша ринулся в служебное помещение. Там сидела другая женщина, завотделом: <В чем дело?> - <Понимаете, - начал Сашка, - стоит: и начинает ни с того ни с сего: За что?> - <Вы спокойнее, спокойнее. Пойдемте выясним>. Сашка и завотделом прошли в рыбный отдел. <Что тут такое?> - спросила завотделом у продавца. <Напился вчера, наскандалил, а сегодня я напомнила, так ещё вид возмущенный делает>. Сашку затрясло: <Да не был я вчера в магазине! Не был! Вы понимаете?> А между тем сзади уже очередь образовалась. И стали раздаваться голоса: <Да хватит вам: был, не был!> <Но как же так, - обратился Сашка к очереди. - Я вчера и в магазине не был, а мне скандал какой-то приписывают>. - <Раз говорят, что был, - ответил пожилой человек в плаще, - значит, был>. - <Да вы что?> - попытался что-то ещё сказать Сашка, но понял, что бесполезно. Эту стенку из людей не прошибешь. <Какие дяди плохие>, - сказала Маша. <Да, дяди: тети:> - бормотал Сашка.

Он решил дождаться этого в плаще и спросить, зачем он угодничает перед продавцом, ведь так мы и плодим хамов. И тут вышел этот пожилой, в плаще. <Слушайте, - обратился к нему Сашка, - хочу поговорить с вами. Почему вы заступились за продавца? Я ведь действительно не был вчера в магазине>. - <Иди проспись сначала! Он ещё будет останавливать: Поговоришь у меня в другом месте>, - заговорил мужчина в плаще и тут же кинулся в магазин. Милицию пошел вызывать, понял Сашка и, даже немного успокоившись, пошел с Машей домой. Он задумался о том человеке в плаще: ведь мужик. Жил долго. И что осталось: трусливый подхалим. А может, он и не догадывается, что угодничать нехорошо. Сашка и раньше видел этого человека, он из дома напротив. Узнав во дворе у мальчишек фамилию этого человека - Чукалов - и номер квартиры, Сашка решил сходить объясниться.

Чукалов, открыв дверь, сразу же позвал сына: <Игорь, вот этот человек обхамил меня в магазине>. - <Да это меня обхамили в магазине, - попытался объясниться Сашка. - Я хотел спросить, почему вы: подхалимничаете?> Игорь сгреб его за грудки - раза два стукнул головой о дверь, протащил к лестнице и спустил вниз. Сашка чудом удержался на ногах - схватился за перила. Все случилось очень скоро, ясно заработала голова: <Довозмущался. Теперь унимай душу!> Сашка решил сбегать домой за молотком и разобраться с Игорем. Но едва выскочил он из подъезда, как увидел летящую по двору жену. У Сашки подкосились ноги: с детьми что-то случилось. <Ты что? - спросила она заполошно. - Опять драку затеял? Не притворяйся, я тебя знаю. На тебе лица нет>. Сашка молчал. Теперь, пожалуй, ничего не выйдет, <Плюнь, не заводись, - взмолилась жена. - О нас подумай. Неужели не жалко?> У Сашки навернулись слезы. Он нахмурился, сердито кашлянул. Дрожащими пальцами вытащил сигарету, закурил. И покорно пошел домой.