Как и все русские поэты-символисты, А. Блок с мучи­тельной напряженностью переживал проблему личности и истории в их таинственной связи с вечностью. Внутренний мир личности для поэта стал показателем общего траги­ческого состояния «страшного мира» российской действи­тельности, обреченного на неизбежную гибель.

Уже в стихах А. Блока 1903 года, за два года до первой русской революции, передается состояние душевной тре­воги и предчувствие близости «ненастья» — и в сердце, и в природе, и в общественном окружении: «Снова нахмури­лось небо, и будет ненастье».

Тогда же он пишет стихотворение «Старуха гадала у входа». В нем мы видим такую картину: толпа народа на улице, перед ней оратор, из открытого окна слышится вопрос о том, что теперь будет, а в доме вспыхивает по­жар, в дыму которого задыхаются люди, издавая «прон­зительный крик»; и вот начинают рушиться стены зданий:
На обломках рухнувших зданий
Извивался красный червяк.
На брошенном месте гаданий
Кто-то встал — и развеял флаг.

Возникает двойственное впечатление: красные языки пламени над домами города вызывают представление о красном флаге, поднятом над обломками зданий. А. Блок пытается передать ощущение шаткости, неустойчивости мира, в котором живут люди, человеческую встревоженность и беспокойство.

То же настроение народного недовольства отражается в стихотворении «Все ли спокойно в народе?»:
— Все ли спокойно в народе?
— Нет. Император убит.
Кто-то о новой свободе
На площадях говорит.

Но не все готовы подняться, чтобы получить эту но­вую свободу. Они ждут, ведь кто-то велел дожидаться.

Главная мысль поэта о том, что в народе неспокойно. Народ прислушивается к тому, кто говорит о «новой сво­боде». Здесь же — идея о неизбежности свержения самодержавия. Но самое главное — это предчувствие: «кто- то идет». И в стихотворении «Мне снились веселые думы…» поэт видит этого «кого-то»:



…наточив топоры,
Веселые красные люди,
Смеясь, разводили костры…

Чем ближе события 1905 года, тем сильнее проявляют­ся в поэзии Блока социальность и гражданский пафос. Так, в стихотворении «Поднимались из тьмы погребов» поэт за­печатлел момент пробуждения в народе духа недоволь­ства, желание и стремление людей физического труда выбраться «из тьмы погребов» на свет. Они готовятся серой волной хлынуть на улицы, «затрудняя поток экипажей». Но что будет с теми, кто едет в этих экипажах и к кому по происхождению принадлежит сам поэт? Блок догады­вается, но от этого не испытывает ни враждебности к этой неукротимой силе, ни страха перед ней: «Пусть заме­нят нас новые люди!».

Блок признает, что «новые люди» всем предыдущим ходом русской истории призваны заменить лишенную де­ятельного начала дряблую интеллигенцию, а также ос­тальных представителей старого мира. Именно в этом сти­хотворении поэт впервые поставил вопрос о роли народ­ных масс в истории.

Тревожные раздумья и ожидания, надежды и предчув­ствия скорой близости больших событий отражены и в неоконченной поэме «Ее прибытие», которая первоначаль­но называлась «Прибытие Прекрасной Дамы». Тем самым поэт дает понять, что в образе Прекрасной Дамы ему ви­дится не только будущая обновленная Россия, но и гря­дущая революция. Он приветствует «нарастающую бурю», восход «красных зорь», видит, что «горизонт разбудил зарницы», и с радостью говорит о могучем вольном ветре, что