Представление о стихии становится для Блока подобием некой поэтический категории, которая органически входит в его мировоззрение и постоянно присутствует в его записях и статьях. Именно в то время Блок сформулировал основополагающую для себя трагическую антиномию стихии и цивилизации (тогда он называл еще цивилизацию культурой). По его мнению, цивилизация-культура находится под ударом угрожающей ей стихий.

Причем носителем стихийного начала в пределах этой антиномии представлялись Блоку не только природные силы, но и народная масса, народная Россия, которых он считал по своей сути подобными природе и в которых видел источник жизненной энергии и обещание будущего (стихотворение «Русь», статьи «Поэзия заговоров и заклинаний», 1906; «Девушка розовой калитки и муравьиный царь», 1906; «Стихия и культура», 1908).

Комплекс мыслей и представлений о стихии был непосредственно связан у Блока с тем, что он называл «музыкой». Поэтическая категория «музыки», такая же основополагающая для Блока, как и категория «стихии», складывалась в его сознании уже в раннюю эпоху, в период «тезы», как называл его Блок, и получила многочисленные отражения в блоковской поэзии всех этапов. (Первое более или менее развернутое высказывание Блока о «музыке» - в его письме к А. Белому от 3 января 1903 года.)

Если «Прекрасную Даму» Блока можно в какой-то мере рассматривать как поэтическую метафору гармонической, светлой основы мира, взятой преимущественно в статическом разрезе («Неподвижность»), то «музыкой» он считал ту же основу, увиденную в динамическом аспекте, без прямой ориентации на софианство и теологизм.

Категория «музыки» полигенетична у Блока. Он а восходит к пифагорейцам, к Григорию Нисскому, к Новалису, Вакеиродеру, Гоголю, Шопенгауэру, особенно к трактату Ницше «Рождение трагедии», которым Блок зачитывался, и к Рихарду Вагнеру, в этом смысле единомышленнику Ницше. «Музыка» для Блока, как и «стихия», пребывает в природе, в душе народа и в душе человека. Идея «музыки», как уже говорилось, связана с идеей стихийности и вместе с тем перерастает эту идею (об этом перерастании будет сказано ниже).




Творческая сила, органичность и непосредственность Блока в значительной мере зависели от близости его к «стихии». В этой близости он находил ту непреднамеренность, от которой зависела убедительность, мощь его поэзии, враждебной любому доктринерству и догматизму. Он действительно имел право заявить о подлинности, неотменимое всего того, а правильнее было бы сказать - только того, что им «было написано в согласии со стихией». В жизни Блока были моменты, когда не только свое, но и всякое искусство он готов был сводить к стихийному началу. Блок утверждал тогда, что искусство - «голос стихий и стихийная сила; в этом - его единственное назначение, его смысл и цель, все остальное - надстройка над ним, дело беспокойных рук цивилизации» (1919,VI, 109).

Конечно, нельзя отрицать момента стихийности и в «Стихах о Прекрасной Даме», но только во втором периоде развития эта стихийность, как уже говорилось, достигла у Блока своего максимального выражения (особенно в «Снежной Маске») и явилась главным отличительным признаком его творчества того времени. «Литературное событие дня, - писал Вяч. Иванов в начале 1907 года Валерию Брюсову, «Снежная Маска» А. Блока, которая уже набирается (…) Я придаю им (стихам) величайшее значение. По-моему, это апогей приближения нашей лирики к стихии музыки. Блок раскрывается здесь впервые вполне, и притом по-новому, как поэт истинно дионисийских и демонических, глубоко оккультных переживаний. Звук, ритмика и ассонансы пленительны. Упоительное, хмельное движение, хмель метели, нега Гафиза в снежном кружении. Дивная тоска и дивная певучая сила!»! Неудивительно, что эти строки принадлежат именно Вяч. Иванову, проповеднику дионисийства в русском символизме, и что они относятся именно к «Снежной Маске», кульминирующей стихийные устремления Блока эпохи второго тома - «антитезы».

Но органические духовные начала и потенции, возникавшие в эволюции поэтического мира Блока, не исчезали и на последующих ее этапах, а только трансформировались. Это свойство Блока вполне подтверждается и по отношению к стихийности его творчества. Поэзия Блока в какой-то мере сохраняла свой стихийный характер до конца.

Однако в неограниченнойвласти стихийного начала Блок почувствовал опасность едва ли не в то же самое время, когда эта власть укрепилась в его творчестве, в ту пору, когда он писал свою статью «О лирике», и даже раньше того (об этом мы можем судить также по тексту «Снежной Маски»). И эту опасность почувствовал не. только он сам, но и его современники. Один из них, критик Н. Н. Русов, в своей статье о «Снежной Маске» писал по этому поводу: «Поэзия и душа А. Блока развеялась, расплылась в вихре метели и кружится, почти без очертаний, без упругости. Она не переживает ни одного сильного чувства, как месть, гордость или обида… Душа А. Блока как бы плавает по воздушному океану неуловимых видений и смутных колебаний. И не чувствуется возможности центра, который бы собрал вокруг себя в один стальной комок эту душу…»

Понятие стихии само по себе абстрактно, но в приложении к различным сферам жизни может наполняться различным содержанием, проявляя себя как особенное по отношению к всеобщему. Так, например, неорганизованные, анархические восстания крестьян и черносотенные погромы, если они не были инспирированы правительством, биржевой ажиотаж, разгул и прожигание жизни в больших городах или фрондирующее своеволие индивидуалистической богемы - все это стихийные явления, но имеющие различное, отчасти противоположное значение. Или концепции «стихийного миропонимания» в философском и литературном выражении: темная стихия тютчевского хаоса или безумная «мировая воля» Шопенгауэра совсем не то, что творческий поток жизни, живая длительность Бергсона, или народное «роевое начало» в «Войне и мире», или культ биологической жизненности у Хемингуэя, или принцип самодовлеющего и исключающего другие формы интуитивизма в познании (своего рода гносеологическая стихийность).

Похожие сочинения

  1. "Смысл человеческой жизни заключается в беспокойстве и тревоге”. А. А.Блок
    В целом поэзия Александра Блока воспринимается как на редкость откровенная и искренняя лирическая исповедь, раскрывающая душевный мир человека, потрясенного предельно обострившимися в его ^поху общественно-историческими противоречиями. / Связующим...смотреть целиком
  2. Мечты и реальность в поэзии А. А. Блока
    Об Александре Блоке говорили и будут говорить многие, потому что он является одним из лучших поэтов серебряного века. Стихи и поэмы Александра Блока — это одна из версий в русской поэзии, несмотря на то что его творчество пришлось на переломный момент...смотреть целиком
  3. Смысл человеческой жизни заключается в беспокойстве и тревоге". А.А.Блок. (По произведениям русской литературы. — Александр Блок. Стихи.)
    В целом поэзия Александра Блока воспринимается как на редкость откровенная и искренняя лирическая исповедь, раскрывающая душевный мир человека, потрясенного предельно обострившимися в его ^поху общественно-историческими противоречиями. / Связующим...смотреть целиком
  4. ТЕМА ЛЮБВИ В ТВОРЧЕСТВЕ БЛОКА
    Александр Блок вошел в историю литературы как выдающийся поэт--лирик. Начав свой поэтический путь книгой мистических стихов о прекрасной Даме, Блок завершил свое двадцатилетнее творчество в русской литературе проклятием старому миру в поэме "Двенадцать"....смотреть целиком
  5. Тема родины в поэзии А. Блока
    И в тайне ты почиешь, Русь. А. Блок Как Пушкин, Лермонтов, Некрасов, которые в своих произведениях воспели великую Россию, Блок также не прошел мимо этой актуальной для всех поэтов темы. Развивая ее, А. Блок опирался на опыт предшественников,...смотреть целиком
  6. Поэтический мир Александра Блока (1)
    Творческое наследие выдающегося русского поэта Александра Александровича Блока является искренней лирической исповедью, в которой с невероятной откровенностью и полнотой раскрывается душевный мир человека. Искренность и честность он считал необходимым...смотреть целиком
  7. Идея «любви ненависти» к жизни в поэзии А. Блока  Новое!
    Почти никогда не бывает так, чтобы поэзия не воссоздавала какие-то моменты жизни самого поэта. Человек, который не знал радости любви, не пережил горечи разочарований, не ощутил взлета души, никогда не оставит своего следа в поэзии. Пресная, размеренная,...смотреть целиком