Воссоздание евангельских событий - одна из важнейших традиций мировой и русской литературы. Обращаются к событиям распятия и воскрешения Иисуса Христа Дж. Мильтон в поэме «Возвращенный рай», О. де Бальзак в повести «Иисус Христос во Фландрии», в русской литературе - Н. С. Лесков («Христос в гостях у мужиков»), И. С. Тургенев (стихотворение в прозе «Христос»), Л. Андреев («Иуда Искариот»), А. Белый (поэма «Христос воскрес»). В чем же своеобразие трактовки евангельских событий в романе М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита»?
Прежде всего М. Булгаков обращается к этим событиям в такие времена, когда вера в Бога не просто ставится под сомнение, но массовое безверие становится законом жизни государства. Возвращая все эти события и говоря о них как о несомненной реальности, писатель идет наперекор своему времени и прекрасно знает, чем это чревато. Но библейские главы романа жизненно необходимы как напоминание об изначальной ошибке - неузнавании Истины и Добра, следствием которой становится фантасмагория московской жизни 1930-х гг.
Библейские главы можно отнести к жанру романа-притчи. Так же как в притче, объективно и бесстрастно излагаются события. Совершенно отсутствуют прямые обращения автора к читателю, так же как и выражение авторской оценки поведения героев. Правда, отсутствует мораль, но она, по-видимому, и не нужна, потому что моральные акценты в этих главах расставлены очень четко.
В романе Мастера три главных героя: Иешуа, Понтий Пилат, Иуда. Иешуа, безусловно, не евангельский Иисус, нет никаких проявлений его божественности, даже от сцены воскресения М. Булгаков отказывается. Иешуа - это воплощение прежде всего нравственности. Он - философ, странник, проповедник добра и любви к людям, милосердия. Его цель была в том, чтобы сделать мир чище и добрее. Жизненная философия Иешуа такова: «...Злых людей нет на свете, есть люди несчастливые». И он действительно относится ко всем людям так, как будто они на самом деле являются воплощением добра (даже к центуриону Крысобою, который его избивает). Иешуа является носителем нравственной истины, недоступной людям.


Иуда в романе тоже отнюдь не тождествен евангельскому Иуде. Из Евангелия мы знаем, что Иуда своим лобзанием в Гефсиманском саду предает Спасителя. Предательство - это величайшая вина перед человеком, неизмерима вина того, кто предал Иисуса. У М. Булгакова Иуда в отличие от евангельской традиции - это не ученик и не последователь Иешуа. Отсутствует и сцена «предательского лобзания». По сути, Иуда был орудием в руках первосвященника и воистину «не ведал, что творил». Он оказался между Каифой и Пилатом, игрушкой в руках людей, наделенных властью и ненавидящих друг друга. М. Булгаков снимает с Иуды вину, возлагая ее на Понтия Пилата.
Понтий Пилат - центральная фигура в ершалаимском пласте. Мастер говорит, что пишет роман о Пилате. Пилат сразу же почувствовал человеческую незаурядность Иешуа, однако традиции и нравы императорского Рима в конечном счете побеждают, и он в соответствии с евангельским каноном посылает Иешуа на крест. Но М. Булгаков отказывается от канонического понимания этой ситуации, у него Пилат - лицо трагическое, разрывающееся между личностными устремлениями и политической необходимостью, между человечностью и властью. М. Булгаков ясно показывает ощущение трагической безысходности, ужаса от содеянного, наполняющих душу Пилата («За сегодняшний день уже второй раз на него пала тоска...»). С этого момента подлинной жизнью Пилата становится сон: прокуратор идет по лунной дорожке с Иешуа, беседуя, и казнь - чистое недоразумение, и бесконечен их диалог. Но в реальности казнь не отменена, потому продолжаются и муки Пилата.
Мука Пилата кончается только после заверения Иешуа о том, что казни не было. Иешуа дарует прощение Пилату и покой Мастеру, написавшему роман о Пилате. Таков исход трагедии, но наступает он не во времени, а в вечности.
Роман «Мастер и Маргарита» - сложное произведение. И хотя о романе уже много написано и сказано, но каждому его читателю суждено по-своему открывать и понимать художественные и философские ценности, таящиеся в его глубинах.

Похожие сочинения

  1. Любовь в романе «Мастер и Маргарита» М. Булгакова
    Роман «Мастер и Маргарита» посвящен истории мастера — творческой личности, противостоящей окружающему миру. История мастера неразрывно связана с историей его возлюбленной. Во второй части романа автор обещает показать «настоящую, верную, вечную любовь»....смотреть целиком
  2. Силы добра и зла в «Мастере и Маргарите»
    Я бы хотела рассказать о возможно наиболее значительном произведении Михаила Булгакова “Мастер и Маргарита”. “Мастер и Маргарита” — это историко-философский роман. Он отличается от других тем, что в нем присутствуют как бы два романа. Главы этих романов...смотреть целиком
  3. История любви Мастера и Маргариты  Новое!
    (по роману М. Булгакова «Мастер и Маргарита») Что мы вспоминаем, когда слышим имя «Михаил Булгаков»? Конечно же, «Мастера и Маргариту». Почему? Ответ прост: здесь поднят вопрос о вечных ценностях — добре и зле, жизни и смерти, духовности и бездуховности....смотреть целиком
  4. Добро и зло в романе М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита» 1
    Михаил Афанасьевич Булгаков — великий мастер, своим талантом несущий свет, не скрывая при этом тьмы... Действительно, тьмы он не скрывал. Свое беззаконие и трагизм пыталось скрыть от современников это время, в котором жил и творил автор. Время пыталось...смотреть целиком
  5. Особенности системы образов в романе М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита»  Новое!
    1. Две сюжетных линии романа. 2. Роман о Понтии Пилате. 3. Роман о судьбах Мастера и Маргариты. 4. Двойники и антиподы в романе. 5. Сложное единство композиции и системы персонажей. Роман М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита», ставший программным...смотреть целиком
  6. Характеристика образа Степы
    Лиходеев Степан Богданович (Степа) — директор театра Варьете; вместе с Берлиозом занимает квартиру № 50 дома № 302-бис по Садовой улице. Значение фамилии персонажа прозрачно. Л. профессонально непригоден к исполнению своих обязанностей и проводит время...смотреть целиком
  7. Люди как люди...
    В романе М.А.Булгакова два пласта времени. Первый - давешний, еще не распят Иисус. Второй - довоенный, 30-е годы XX века. Автор сравнивает людей в этом гигантском временном промежутке, ведь Воланд часто в прямой и косвенной форме задавался этим вопросом:...смотреть целиком