Страница: 1  [ 2 ]  

м планам, кажущихся со стороны
всесильными и бессмертными, неуязвимыми и не остановимыми, поджидает «адова пасть», от которой нет спасения. Все они, злодеи великие и маленькие, негодяи большого калибра и мелкие жулики, сами того не ведая, уже стоят перед судом истории, судом человеческой природы, совести – и обречены. Всех, всех до одного берлиозов, кичащихся своей дьявольской властью и могуществом, поглотит «стихия черной магии», развязанная ими самими.
Воланд, это воплощение непрерывно длящейся вечности, нерасторжимой взаимосвязи эпох, тысячелетий, торжественно провозглашает, обращаясь не только к мертвому Берлиозу, но и к сотням, тысячам берлиозов живых, власть имущих: «Вы уходите в небытие, а мне радостно бывает из чаши, в которую вы превращаетесь, выпить за бытие».
Миру формализма, бездушной бюрократии, корысти, безнравственных дельцов и карьеристов противостоит у Булгакова мир вечных человеческих ценностей : историческая правда, творческий поиск, совесть. И, прежде всего – любовь.


Страница: 1  [ 2 ]