Страница: 1  2  [ 3 ]  4  5  6 

Они, наверное, скоро и познакомились бы, если б не чернявый, который, показавшись в дверях, с криками “Ба-ба-ба” кинулся к Чичикову, расставив руки. Чичиков узнал Ноздрева, с которым обедал у прокурора.
Ноздрев, не умолкая ни на минуту, принялся описывать ярмарку, с которой возвращался вместе со своим зятем Мижуевым и где проигрался в пух и прах, так что даже и бричку проиграл, а это коляска обывательская. Хорошо, хоть зятя встретил. Пили на ярмарке так много, что Ноздрев самолично выпил семнадцать бутылок шампанского. Зять возражает, но на Ноздрева это не действует. Узнав, что Чичиков едет по делу к Собакевичу, Ноздрев принимается его уговаривать поехать сначала к нему. Кстати, показывает щенка, которого пытается ему продать. Зять все время просится домой, но почему-то не смеет перечить Ноздреву и остается. Итак, все трое отправляются к Ноздреву.
Таких людей, как Ноздрев, всякому приходилось встречать немало. Они называются разбитными малыми, слывут еще в детстве и в школе за хороших товарищей и при все том бывают весьма больно поколачиваемы. В лицах их всегда видно что-то открытое, прямое, удалое. Они скоро знакомятся, и не успеешь оглянуться, как уже говорят тебе “ты”. Они всегда говоруны, кутилы, лихачи, народ видный. Ноздреву уже тридцать пять, но он ничуть не переменился. Жена его умерла, оставив двух детишек, которые ему совершенно не нужны. Впрочем, за ними присматривает смазливая нянька. Дома он больше двух дней усидеть не может. Он вечно мотается по ярмаркам со всякими съездами и балами. В картишки играл он не совсем безгрешно и чисто, потому его часто поколачивали или трепали за бакенбарды. Но что самое странное, он через некоторое время уже опять встречался как ни в чем не бывало с теми же приятелями, которые его тузили. Ни на одном собрании, где был Ноздрев, не обходилось без истории: или выведут его под руки из зала жандармы, или вытолкают свои же приятели. Есть люди, имеющие страстишку нагадить ближнему, иногда вовсе без всякой причины. Такую же странную страсть имел и Ноздрев.
Между тем экипажи подкатили к крыльцу дома Ноздрева. В доме, посреди столовой, стояли деревянные козлы и два мужика белили стены. Чичиков понял, что обеда не будет раньше пяти. Ноздрев, отдав повеления, повел гостей осматривать все, что только было у него в деревне, на что понадобилось два часа с небольшим. Все было в запустенье, кроме собачьего питомника. Потом они пошли прямо по полю к границе имения Ноздрева, и вдруг оказалось, что и лес вдали на другой стороне тоже его!
Гости воротились той же гадкою дорогой к дому. В кабинете Ноздрева, где, впрочем, не было следов того, что обычно бывает в кабинете, висели только сабли и два ружья. Были еще турецкие кинжалы, на одном из которых по ошибке было вырезано: “Мастер Савелий Сибиряков”. Гостям показали полусломанную шарманку, потом трубки — деревянные, глиняные, всяческие... За обедом, очень невкусным, Ноздрев явно пытался споить Чичикова, но тот ухитрялся всякий раз вылить содержимое бокала в тарелку. Время шло, а о деле говорено еще не было. Зять, при горячей поддержке Чичикова, отправляется наконец домой. В руках у Ноздрева откуда ни возьмись появляются карты, но Чичиков отказывается играть наотрез. Он говорит, что у него к Ноздреву просьба — перевести на него умерших крестьян, которые еще не вычеркнуты из ревизии. Выдумки Чичикова, что, мол, хочет казаться побогаче или что родители невесты этого хотят, эффекта не имеют. “Ведь ты большой мошенник, позволь мне это сказать тебе по дружбе!” — говорит Ноздрев Чичикову, очень его этим обижая. В обмен на мертвые души предлагается живой жеребец или каурая кобыла, собаки, шарманка... Доходит до того, что Ноздрев приказывает не давать овса лошадям Чичикова. Однако день подходит к вечеру. Ночью Чичиков ругает себя за то, что заехал сюда и потерял время, а еще больше за то, что заговорил о деле с Ноздревым.
Утром Ноздрев все не оставил намерения играть в карты на души. Наконец остановились на шашках, но Ноздрев так немилосердно плутовал, что Чичиков играть отказался и сбросил фигуры с доски. Селифан с бричкой между тем были готовы тронуться в путь... “Так ты не хочешь доканчивать партии? — говорил Ноздрев. — Отвечай мне напрямик!” Отказ Чичикова привел к тому, что Ноздрев позвал двух слуг и закричал: “Бейте его!” Но судьбе угодно было спасти Чичикова: звякнули колокольчики, раздался стук колес подлетевшей к крыльцу телеги. Кто-то, с усами, в полувоенном сюртуке, вылезал из нее. Он вошел в ту самую минуту, когда Чичиков не успел еще опомниться от своего страха и был в самом жалком положении. Оказалось, что капитан-исправник приехал объявить Ноздреву, что он находится под судом за “нанесение помещику Максимову личной обиды розгами в пьяном виде”. Чичиков не стал уже вслушиваться в препирательства Ноздрева — схватил шапку да за спиною капитана-исправника выскользнул на крыльцо, сел в бричку и велел Селифану погонять лошадей во весь дух.
ГЛАВА V
Чичиков никак не мог отойти от страха, хотя деревня Ноздревка уже скрылась за полями и отлогостями. Что же до Селифана, то он никак не мог пережить, что его лошадям отказали в овсе. Вот так и получилось, что бричка Чичикова столкнулась с коляской, в которой сидели две дамы, одна старая, другая молодая необыкновенной прелести, что не ускользнуло от глаз Чичикова. С великими трудами и шумом повозки разделили и поехали каждый в свою сторону. А перед глазами Чичикова все стояла молоденькая незнакомка. Бывает в жизни... встретится на пути человека явленье, не похожее на все то, что случалось ему видеть раньше, которое хоть раз пробудит в нем чувство, не похожее на те, которые суждено ему чувствовать всю жизнь. Так и блондинка тоже вдруг совершенно неожиданным образом показалась в нашей повести и так же скрылась. Лишь картина деревни Собакевича рассеяла мысли Чичикова и заставила обратиться к своем постоянному предмету.
Деревня была довольно велика; посреди виднелся деревянный дом с мезонином, красной крышей и темно-серыми или, лучше, дикими стенами, — дом вроде тех, как у нас строят для военных поселений и немецких колонистов. Было заметно, что при постройке его зодчий беспрестанно боролся со вкусом хозяина. Зодчий был педант и хотел симметрии, хозяин — удобства и, как видно, вследствие того заколотил на одной стороне все отвечающие окна и провертел на место их одно маленькое, вероятно, понадобившееся для тесного чулана... Двор был окружен крепкой и непомерно толстой деревянной решеткой. Помещик, казалось, хлопотал много о прочности. На конюшни, сараи и кухни были употреблены полновесные и толстые бревна, определенные на вековое стояние. Деревенские избы мужиков тоже сруб- Мертвые души
страница 5
лены были на диво... все было пригнано плотно и как следует. Словом, на что ни глядел он, было упористо, без пошатки, в каком-то крепком и неуклюжем порядке. Даже и сам Собакевич показался Чичикову похожим на средней величины медведя.
Войдя в гостиную, Собакевич показал на кресла, сказав: “Прошу!”. Гостиная была украшена картинами с изображением греческих полководцев во весь рост. Чичиков попробовал завести приятный разговор, но оказалось, что Собакевич считает всех их общих знакомых — председателя палаты, губернатора, полицеймейстера и остальных — мошенниками и дураками. “Все христопродавцы. Один там только и есть порядочный человек: прокурор; да и тот, если сказать правду, свинья”.
Жена Собакевича Феодулия Ивановна пригласила к столу. Обед был очень обилен. За едой идет беседа... “Толкуют: просвещенье, просвещенье, а это просвещенье — фук! — разглагольствует Собакевич. — У меня не так. У меня когда свинина — всю свинью давай на стол! У меня не так, как у какого-нибудь Плюшкина: восемьсот душ имеет, а живет и обедает хуже моего пастуха!” Этот Плюшкин, естественно, Чичикова заинтересовал. Тем более что у него люди как мухи мрут. А имение его отсюда всего в пяти верстах. Но Собакевич против того, чтоб Чичиков к нему ехал. После обеда Чичиков приступает к делу. Собакевич внимательно выслушал намеки и подходы издалека, а потом брякнул: “Вам нужно мертвых душ?” Начался жестокий торг. Собакевич, как истый торговец, подает свой товар не просто как умерших людей, а как, например, прекрасного сапожника, кирпичника и т. п., словно забыв, что их уже нет. Наконец сходятся в цене. Решают завтра же быть в городе и управиться с купчей крепостью. Чичикову приходится выплатить задаток, но он требует расписку. Прощаясь, Чичиков просит Собакевича никому не говорить о сделке. На том и порешили. Чувствуя непредрасположенность хозяина к его поездке к Плюшкину, Чичиков отправляется обходным путем, чтобы Собакевич от своего дома не видел. Крестьянин, у которого он справляется о дороге, зовет Плюшкина заплатанной... (с очень удачным, но неупотребительном в светском разговоре существительным) — так его зовут в округе. “Выражается сильно русский народ! И если наградит кого словцом, то пойдет оно ему в род и потомство, утащит он его с собою и на службу, и в отставку, и в Петербург, и на край света. Произнесенное меткое слово, все равно что писаное, не вырубливается топором... Как несметное множество церквей, монастырей с куполами, главами, крестами рассыпано на святой, благочестивой Руси, так несметное множество племен, поколений, народов толпится, пестреет и мечется по лицу земли. И всякий народ, носящий в себе залог силы, полный творящих способностей души, своей яркой особенности и других даров Бога, своеобразно отличился каждый своим собственным словом, которым, выражая какой ни есть предмет, отражает в выраженье его часть собственного своего характера... Но нет слова, которое было бы так замашисто, бойко, так вырвалось бы из-под самого сердца, так бы кипело и животрепетало, как метко сказанное русское слово”.
ГЛАВА VI
“Прежде, в лета моей юности, в лета невозвратно мелькнувшего моего детства, мне было весело подъезжать в первый раз к незнакомому месту: все равно, была ли то деревушка, бедный уездный городишка, село ли, слободка, — любопытного много открывал в нем детский любопытный взгляд.
Всякое строение, все, что носило только на себе напечатленье какой-нибудь заметной особенности, — все останавливало меня и поражало. Подъезжая к поместью какого-нибудь помещика, я любопытно смотрел на высокую узкую деревянную колокольню или широкую темную деревянную старую церковь.


Страница: 1  2  [ 3 ]  4  5  6