Страница: 1  [ 2 ]  

«степеней известных». Вся лакей­ская «философия жизни» этого чинуши и под­халима, не смеющего «свое суждение иметь», раскрывается в его знаменитом признании: Мне завещал отец:

Во-первых угождать всем людям без изъятья — Хозяину, где доведется жить, Начальнику, с кем буду я служить, Слуге его, который чистит платья, Швейцару, дворнику, для избежанья зла, Собаке дворника, чтоб ласкова была.

Галерея типических образов стародворян­ской, барской Москвы, созданная Грибоедо­вым, включает, в себя и тех, кто в комедии непо­средственно не действует, но только упомина­ется в беглых характеристиках, которые дают им действующие лица. В их числе такие яркие, рельефные, законченные образы, как «черно-мазенький» завсегдатай всех балов и обедов, и крепостник-театрал, и мракобесный член «Ученого комитета», и покойник камергер Кузьма Петрович, и влиятельная старуха Татьяна Юрьевна, и нахальный «французик из Бордо», и клубные друзья Репетилова, и много дру­гих — вплоть до княгини Марьи Алексввны, блюстительницы общественного мнения в фамусовском мире, именем которой знамена­тельно заканчивается комедия. Все эти лица не появляются на сцене, но тем не менее, имеют весьма важное значение для раскрытия содержания «Горя от ума», и это составляет одну из новаторских черт комедии.

Социальная критика Грибоедова, разверну­тая в «Горе от ума», по самой широте своей и конкретности была явлением исключитель­ным в литературе начала XIX столетия. Если сатирико-моралистические комедиографы, писавшие в традициях классицизма, следова­ли условным и абстрактным критериям, узако­ненным его эстетикой, и осмеивали, как пра­вило, какой-либо один, отдельно взятый соци­альный «порок» или отвлеченную моральную категорию (к примеру, только лихоимство, только невежество, только скупость, только ханжество т. п.), то Грибоедов в своей комедии затронул и разоблачил в духе социально-поли­тических идей декабризма широкий круг со­вершенно конкретных явлений общественного быта крепостнической России.

Злободневный смысл грибоедовской кри­тики сейчас, конечно, не ощущается с такой остротой, с какой он ощущался современни­ками Грибоедова. Но в свое время комедия прозвучала, помимо всего прочего, именно злободневно. И вопросы дворянского воспи­тания в «пансионах, школах, лицеях», и деба­ты о парламентском строе и реформе судо­производства, и отдельные эпизоды русской общественной жизни в период после наполе­оновских войн, нашедшие отражение в моно­логах Чацкого и в репликах гостей Фамусо­ва, — все это имело самое насущное значе­ние, в частности в декабристской среде, именно в те годы, когда Грибоедов писал свою комедию. Богатство и конкретность со­циального содержания, вложенного в «Горе от ума», придает комедии значение широкой и целостной картины русской общественной жизни конца 1810 — начала 1820-х годов, изображенной во всей ее исторической точ­ности и достоверности.

В свое время (в 1865 году) на это значение комедии обратил внимание Д. И. Писарев, утверждавший, что «Грибоедов в своем ана­лизе русской жизни дошел до той крайней границы, дальше которой поэт не может идти, не переставая быть поэтом и не превращаясь в ученого исследователя». И в этой связи кри­тик совершенно справедливо заметил, что для того, чтобы писатель, поэт мог нарисо­вать такую достоверную и точную историчес­кую картину, ему «надо быть не только внима­тельным наблюдателем, но еще, кроме того, замечательным мыслителем; надо из окружа­ющей... пестроты лиц, мыслей, слов, радос­тей, огорчений, глупостей и подлостей вы­брать именно то, что сосредоточивает в себе весь смысл данной эпохи, что накладывает свою печать на всю массу второстепенных яв­лений, что втискивает в свои рамки и видоиз­меняет своим влиянием все остальные отрас­ли частной и общественной жизни. Такую гро­мадную задачу действительно выполнил для России двадцатых годов Грибоедов».


Страница: 1  [ 2 ]