П.В. Палиевский: «Почти всем нам известно, что в нашей литературе есть писатель мирового значения — М.А. Шолохов. Но мы как-то плохо отдаём себе в этом отчёт, несмотря на достижения критики.

Не видно то новое, что внёс Шолохов в литературу, возможно, из-за его презрения к форме — не к форме вообще, а к собственной оригинальной форме и стремлению выделиться. Кажется, что это сама жизнь, сумевшая мощно о себе заявить...

Но — время идёт, специалисты примериваются, все мы читаем и всё же видим, что поворот был: новый шаг, отношение к жизни, иная точка зрения.

Чтение Шолохова... может восприниматься просто как распахнувшаяся диковинная жизнь... Но если сознавать, что всё-таки писатель для чего-то эту жизнь поднял, а на самом деле своей мыслью воспроизвёл, то новизна этого взгляда не может не останавливать.

Пытаясь определить её, говорят о жестокости. Но если что-нибудь поражает в Шолохове, то, скорее, пренебрежение к жестокости, отсутствие того, чтобы ей придавалось какое-нибудь особенное значение.

Формулировать это трудно, и вывод, пожалуй, страшноват, но Шолохов допускает наибольший нажим на человека. Считает это нормальным. Речь, разумеется, идёт не о политическом давлении и не о самой по себе жестокости как таковой. Нет — общая атмосфера жизни и её давление; у Шолохова она принята намного суровее, чем обычно у всех классиков мировой литературы; именно принята, а не с ужасом, отвращением или злорадством отображена.

Это не бережное отношение, а самая свирепая проверка человека на прочность... Среди раздвигающихся... противоречий, ни одну сторону из которых мы не в состоянии отбросить, открывается гуманизм непривычного масштаба. Мало понятно его отношение к смерти.

...У Шолохова смерть — это какая-то метла в жизненном доме. Так и представляешь её не с косой, как столько раз рисовали, а в виде нянечки или уборщицы. Ничего недопустимого или устрашающего за ней не признаётся. Ну, есть, нет, задержалась на время, пока не замусорилось, — всё равно ей придётся пройтись.

Создаётся впечатление, что перед нами род какой-то особой трезвости; не той трезвости, которая без мечты — цинизм, но трезвости в мечте, порыве и полноте сил. Новый шаг мужества, способности взглянуть правде в лицо и выдержать встречный взгляд».

М.М. Дунаев: «Автор “Тихого Дона”, кто бы он ни был, являет себя типичным гуманистом: он воспринимает и оценивает мир по меркам отвлечённой нравственности, источник которой невнятен. Разумеется: система этических критериев в русской жизни (равно и у казачества) восходит к православию — тут спорить не о чем. Иное дело: сопрягает сам человек свою совесть с религиозными заповедями или делает то бездумно. Можно возразить: да главное — жил бы по совести. Ответим в который раз: совесть без Бога может завести и во тьму.

В литературоведении конца XX века обозначилась одна дурная тенденция: приписывать писателю религиозные взгляды на основании того, что его герои живут и действуют по христианским заповедям. Но по таким заповедям живут (не сознавая того) и атеисты. Важно: даёт ли художник сознательное религиозное осмысление бытия или, верный правде жизни, отображает всё, что попадает в поле его зрения. В самом деле: если в произведении показано преступление, то это не значит, что автор — сам преступник. Точно так же: если в произведении выведен верующий человек, то это ещё не доказывает сознательно христианского взгляда на жизнь у самого автора.

Утверждения некоторых исследователей о религиозности в воззрении Шолохова основываются именно на собрании фактов нравственно-христианского поведения персонажей его. С таким же успехом можно доказывать православность Бабаевского или Кочетова...

В эпизоде с Михаилом Кошевым дед Гр ишака обороняется словами Писания против изгнания его из дома (Кошевой намеревается спалить усадьбу своих идейных врагов), а не защищая веру. Кошевой убивает деда, позднее оправдывая собственную правоту: “Знаю я этих мирных! Такой мирный дома сидит, портки в руках держит, а зла наделает больше, чем иной на позициях... Самые такие, как дед Гришака, и настраивали казаков супротив нас. Через и вся эта война зачалась! Кто агитацию пущал против нас? Они, вот эти самые мирные”.

Дед для коммуниста — не религиозный (Кошевой к тому равнодушен), а классовый противник. И “правду” свою коммунист выражает откровенно, изгоняя деда из дома: “Жили вы в хороших куренях, а зараз поживёте так, как мы жили: в саманных хатах. Понятно тебе, старик?” То есть: нужно, чтобы все хуже жили, — вот уровень понимания.

И Шолохов сочувствует (вынужденно) позиции именно Кошевого, ибо за ним, согласно идеологии, историческая и социальная правота. При этом Кошевой предстаёт в романе достаточно не привлекательной личностью: он труслив, коварен, неумен. Вот одно из проявлений той двойственности, которая определяет своеобразие мировидения автора “Тихого Дона”...

Вера чужда главному герою эпопеи, Григорию Мелехову. А следствие — отвержение им и совести: “Ха! Совесть! — Григорий обнажил в улыбке кипенные зубы, засмеялся. — Я об ней и думать позабыл. Какая уж там совесть, когда вся жизнь похитнулась...”

Мечется казачество. Мечется Григорий Мелехов. Метания его — основа всех событий в романном пространстве. А причина — “до библиев не охотник” и: “о совести думать позабыл”. Некоторая врождённая нравственность в этих людях жива. Но жестокое время заставляет их и жить жестоко. А защиты от этого — нет.

Вряд ли сам Шолохов так понимал написанное им; писатель разного рода социальных причин пытался доискаться прежде всего. А вышло так...»

Похожие сочинения

  1. Григорий Мелехов. Поиски правды (по роману М. Шолохова «Тихий Дон»)
    Главный герой романа М. А. Шолохова «Тихий Дон» Григорий Мелехов, ища правду жизни, много путается, ошибается, страдает, потому что ни в одной из противоборствующих сторон не находит той нрав­ственной правды, к которой он стремится. Григорий верен...смотреть целиком
  2. Трагедия Григория Мелехова
    Цель: Сформировать у учащихся целостное представление об особенностях характера и перипетиях судьбы главного героя романа м. а. Шолохова «тихий Дон»; показать взаимосвязь жизни и творчества писателя, обусловленность авторских позиций историческим контекстом;...смотреть целиком
  3. Григорий Мелехов в банде Фомина  Новое!
    Главный герой романа-эпопеи М. А. Шолохова «Тихий Дон» Григорий Мелехов — характер трагиче­ский. Истоки его трагедии прежде всего в неразреши­мом конфликте личности и истории. Природа надели­ла Григория добротой, душевной щедростью, способ­ностью чувствовать...смотреть целиком
  4. Наталья и Аксинья в романе «Тихий Дон»
    Михаил Александрович Шолохов, создавая роман-эпопею «Тихий Дон» в переломные годы революции и гражданской войны, большое место уделяет женщине-казачке: ее нелегкому труду в поле и дома, ее горю, ее щедрому сердцу. Незабываем образ матери Григория — Ильиничны....смотреть целиком
  5. Тихий Дон, в сокращении
    Все произведения в сокращении этого автора Тихий Дон Поднятая целина По окончании предпоследней турецкой кампании казак Прокофий Мелехов привел домой, в станицу Вешенская, пленную турчанку. От их брака родился сын, названный Пантелеем, такой же смуглый...смотреть целиком
  6. Характер Григория Мелехова
    В романе «Тихий Дон» М. А. Шолохов поэтизирует народную жизнь, дает глубокий анализ ее уклада, ис­токов ее кризиса, во многом сказавшегося на судьбах героев романа. Автор подчеркивает определяющую роль народа в истории. По Шолохову, именно народ — движущая...смотреть целиком
  7. Сюжет романа Шолохова «Тихий Дон»  Новое!
    По окончании предпоследней турецкой кампании казак Прокофий Мелехов привел домой, в станицу Вешенская, пленную турчанку. От их брака родился сын, названный Пантелеем, такой же смуглый и черноглазый, как и его мать. Впоследствии Пантелей Прокофьевич занялся...смотреть целиком