Страница: [ 1 ]  2  3  

«Тихий Дон» — огромная ценность для историка и политэконома, для философа и социолога. (Данный материал поможет грамотно написать и по теме Образ и характер Григорий Мелехов Аксинья Дарья в романе Тихий Дон. Краткое содержание не дает понять весь смысл произведения, поэтому этот материал будет полезен для глубокого осмысления творчества писателей и поэтов, а так же их романов, повестей, рассказов, пьес, стихотворений.) И все-таки всех других истин дороже здесь откровение большого художника о душе человеческой. Лишь знание казачьего характера, повадки, жизненной силы, заветных устремлений этих людей — не только всех вместе, но и каждого в отдельности, позволяет нам до конца понять, почему под крышей одного куреня могли вырасти такие несхожие личности, как Петр Мелехов и Григорий Мелехов, как у Коршуновых — Митька-палач и светлая душа Наталья. Почему одни казаки шли в буденновцы, а другие в деникинцы, почему не только Кошевой и Котляров оказались по ту сторону фронта, но, как сказано в романе, «в иных северных районах Дона казаки ушли с красными почти поголовно». Вот ведь как все непросто было на Дону!

Было непросто, смутно, противоречиво, и тем не менее судьба человеческая, складывающаяся из многих таких судеб, равнодействующая всех народных сил и нравственно-психологических устремлений — неуклонно склонялась к правде ленинской революции! «Тихий Дон» рассказывает об этом языком искусства с достоверностью непреходящей.

Видя «Тихий Дон» как подлинно народную эпопею, присмотритесь как можно внимательней к первой книге романа,— недаром же автор когда-то ради нее оставил свою «Донщину», сосредоточился на самой юности героя, именно эти главы больше всего переписывал, шлифуя снова и снова.

...Спит на заре молодой хуторской парень Гришка Мелехов.

Так всем знакома эта сцена, что кажется — зорюет парень на виду у целого мира. Вольно, наотмашь откинул руку, досматривает свои молодые сны.

Можно не спеша разглядеть его как следует — по-своему красивого, чубатого и горбоносого, с острыми плитами скул, обтянутых румянеющей смуглой кожей. Какой он в этот момент молодой еще, какой звонкий, открытый всем житейским радостям, этот парень с хутора Татарского!

Дни его складываются на редкость беззаботно и незамысловато, словно сами собой. Вот затеяли хуторские парни скачки — кто кого, горячат коней, и Гришка, понятно, тут же, до конской забавы он большой охотник. Подошла пора лугового покоса, сноровисто собрался на работу. Хорошо ему — глаз ловит пестреющее праздничными бабьими юбками займище, дымчатый веер лучей от заходящего за дальние горы солнца. Мягко течет за Гришкой колыхающийся след, певуче входит в травы коса...

В свете социологического анализа эти главы романа вроде бы еще «ни о чем»,— так, бытовые зарисовки, разные разности из быта, из одной жизни. Слышим простецкие шуточки веселого и свойского парня. Ощущаем, как роса холодит босые ноги. Все проще простого. Даже то, что произошло с Аксиньей, похоже, еще не несет чего-то такого, что способно потрясти это спокойное течение дней, непритязательное, бессобытийное с точки зрения социальной...

А между тем это уже идет рассказ о народе, об обществе и личности! Уже начала воссоздаваться широкая картина казачьего нравственного мира, психология хутора, Дона, а если угодно, то и целой народной России в канун первой империалистической.

В повадке, в складывающихся привычках молодого героя, в том, как он трудится и проводит время, как относится к людям, и люди — к нему,— во всем отразилось народное начало, преломившееся в одной судьбе.

И не только о том добром, нравственно-прочном, чем одарил юного героя народ, здесь речь, не только о трудолюбии, моральной честности, самостоятельности в суждениях и решительности в поступках,— ведь и дурное, косное, жестокое в казачьем характере тоже отсюда — от хутора, от парода!

Порой для облегчения трактовки романа мы несколько примитивно расчленяем повествование на отдельные, обособленные сюжетные «линии» и «коллизии»: вот рассказ о социальных, общественных моментах жизни героя, вот его сугубо личное, интимное... На самом же деле в настоящем искусстве, в таких произведениях, как «Тихий Дон», все эти тематические линии существуют в неразделимом единстве, в одном бурлящем жизненном потоке. В общественном поведении, в социальной судьбе Григория Мелехова много типического для казачества тех лет, и при этом все с ним происходящее — ни на что другое не похоже, ни в ком и никогда не повториться ни судьбе, ни характеру мелеховскому. Уже хотя бы потому, что и доброго, и жестокого, и противоречивого в нем всегда как бы вдвойне, втройне, недаром он «турка», «черкесюка», внук Прокофия Мелехова, который надолго вошел в историю Татарского, потому что был по-особому дерзок в решениях и удивительно отчаян в защите собственного человеческого достоинства...

С другой стороны, кажется обособленной от всего общественного прекрасная повееть о любви Григория и Аксиньи. Но разве и она по-своему не зависит от разворота гражданских событий и битв, не связана с крутыми поворотами политической судьбы Мелехова, вообще со всеми его мучительными мировоззренческими исканиями!

И когда мы задумаемся, что же в конце концов хотел сказать своим Григорием Мелеховым большой художник, какой сокровенный смысл заключен в его романе, не забудем и о том, каким Григорий был в семье, в общении с родителями и славной Дуняшкой, с детьми, друзьями, с Натальей и Аксиньей... Приметим, как словно два разных мира одной души открывалось всякий раз, когда мы видели Григория то с Натальей, то с Аксиньей.

Наталья, дом, детишки — это мир, где он волей-неволей вынужден спускаться на землю. Сама того не замечая, Наталья часто заставляет его задуматься над тем, о чем лучше и не думать. Напрасно он пытается столкнуть ее, так сказать, с позиции голых фактов: «Она, жизня, Наташка, вино-ватит... В тебе одна бабья лютость зараз горит, а до того ты не додумаешься, что мне сердце точит, кровя пьет». Но ей нет дела до его самооправданий, она его понимает просто: «Дети у тебя уж вон какие!.. Напаскудил, обвиноватился, а теперь все на войну сворачиваешь...»

В мире же Аксиньи он всегда прав, всегда праведен — все еще тот Гришка Мелехов, который однажды вышел в большую жизнь сильным, открытым, честным бунтарем. Любовь ее всепоглощающа и всепрощающа. Григорий для нее — больше чем целый мир: «У тебя хоть дети есть,— говорит она Наталье,— а он у меня один на всем белом свете! Первый и последний...»

Не удивительно, что «перед глазами ее возникал не теперешний Григорий, большой, мужественный, поживший и много испытавший казачина с усталым прижмуром глаз, с порыжелыми кончиками черных усов, с преждевременной сединой на висках и жесткими морщинами на лбу — неистребимыми следами пережитых за годы войны лишений, а тот, прежний Гришка Мелехов, по-юношески грубоватый и неумелый в ласках, с юношески круглой и тонкой шеей и беспечным складом постоянно улыбающихся губ. И от этого Аксинья испытывала к нему еще большую любовь и почти материнскую нежность».

Таким она видит его, и ее любовь обвинить не в чем.

Григорий знает: он придет сюда от всех мирских скверн и здесь-то его оправдают! Рядом с Аксиньей ему удается всякий раз сбросить с души все наносное, тревожащее, остаться в своей правоте, цельности. Судорожно стараясь удержать в себе все то доброе, что иссякает день ото дня, здесь Григорий кажется себе таким, каким хочет быть.

Когда любовь представляется человеку крепостью, в которой можно укрыться от всех земных бед и сложностей, ее часто постигает участь всех других крепостей: в них-то целят на войне чаще всего, больше всего как раз крепостям и достается. Судьба Григория и Аксиньи — горькое и суровое подтверждение этой истины.

Как на скрещении многих лучей особенно ярко высвечивается предмет, так и в шолоховском повествовании эта любовь постоянно видится нам еще и через сравнение — то по сходству, то по резкому контрасту; через сравнение с аскетически-пламенным чувством Бунчука к Анне, с отвратительным в своемфарисействе «союзом» Листницкого и Ольги Горчаковой, с нечистыми адюльтерами Елизаветы Моховой, с жалкими любовными приключениями Дарьи Мелеховой, которая перед смертью роняет в тоске: «А мне вот ни одного дюже не довелось любить.


Страница: [ 1 ]  2  3  

Похожие сочинения

  1. Образы главных героев в романе «Тихий Дон»
    Главным героем «Тихого Дона», без сомнения, является народ. В романе сквозь призму множества героических судеб обычных людей показаны закономерности эпохи. Если среди других героев Григорий Мелехов выступает на первый план, то только потому, что он наиболее...смотреть целиком
  2. Женские образы в романе Шолохова «Тихий Дон»
    Роман-эпопея М. А. Шолохова «Тихий Дон» повествует о судьбах народа в переломную эпоху. Драматично складываются судьбы основных действующих лиц. Роман отмечен также сложными и яркими женскими судьбами. Образ Ильиничны олицетворяет трудную долю женщины-казачки,...смотреть целиком
  3. Характеристика образа Аксиньи Астаховой в романе М. А. Шолохова «Тихий Дон»
    Если на время отстраниться от исторических событий, то можно отметить, что в основе романа М. А. Шолохова «Тихий Дон» лежит традиционный любовный треугольник. Наталья Мелехова и Аксинья Астахова любят одного и того же казака – Григория Мелехова. Он женат...смотреть целиком
  4. Характеристика образа Натальи в романе Шолохова «Тихий Дон»
    Жизнь Натальи, так же как Аксиньи, трагична и изуродована. Наталья – женщина большой нравственной чистоты и глубокого, скрытого чувства. Она нежно полюбила Григория, еще невестой разглядывала его «влюбленными глазами», с нетерпением высчитывала дни,...смотреть целиком
  5. Какое место в жизни Григория Мелехова занимает любовь  Новое!
    В современном мире имя Шолохова благоговейно произносится всеми, кому дороги идеалы свободы и разума, справедливости и гуманизма. Шолохов изображает жизнь в борьбе разных начал, в кипении чувств, в радости и страданиях, в надежде и горестях. Жизнь неостановима,...смотреть целиком
  6. Национальный быт и описание донской природы в прозе Шолохова
    В мировоззренческом плане М.А.Шолохов был человеком исключительно сдержанным и не торопился раскрываться перед людьми. Он предпочитал выражать себя не в обнаженном публицистическом слове, но в слове художественном, которое и было его стихией. В ответ...смотреть целиком
  7. Тема гражданской войны и судеб казачества в романе М. Шолохова "Тихий Дон"
    События гражданской войны в России вызывали у ее участников прямо противоположные отклики, они винили друг друга, учили ненавидеть и карать. Когда "года минули, страсти улеглись", начали появляться произведения, которые стремились показать...смотреть целиком