Шолохов не был апологетом ни белых, ни красных. В “Тихом Доне” мы уже не видим того сугубо классового критерия в оценке героев, который еще давал о себе знать в “Донских рассказах”. Роман свободен от давления политической идеи, и его автор вопреки некоторым современным трактовкам не зависел от “императивов классовой идеологической предубежденности”. Эпиграфом к нашей трактовке романа можно поставить строку поэта - М.Волошина - “Молюсь за тех и за других”, ибо события гражданской войны оцениваются в нем с общечеловеческих позиций. Это было давно ясно для зарубежной критики. Как заметил авторитетный на Западе славист Э. Симмонс, “поведение и красных, и белых с их жестокостью, безобразием, обманом, а иногда и благородством описано честно…

Шолохов был слишком большим художником, чтобы пожертвовать действительностью ради идеологических соображений”. Именно из-за таких формулировок статья Симмонса не была опубликована в начале 60-х г.г., и журнал “Вопросы литературы” смог поместить ее на своих страницах только в 1990 г. Разумеется, мысль об общечеловеческом, а не узкоклассовом звучании романа потаенно жила в сознании истинных шолоховедов, так что в изменившейся общественно-политической ситуации она была высказана сразу. П.Палиевский заметил, что если Солженицын так же понимает красных, как, скажем, Николай Островский белых, то Шолохов одинаково понимает и красных, и белых. В.Чалмаев, говоря, что если в других произведениях советской литературы герои “косят” белых как бы нечто чужое, не народное”, то в “Тихом Доне” смерть любого героя, скажем, есаула Калмыкова (самоубийство Каледина ) - убывание народа, умаление и уничтожение России. Заметим также, что образ большевика в “Тихом Доне” далек от канона положительного героя, будь то Штокман, принимающий участие в расстрелах без суда и следствия, или Подтелков, которому власть хмелем ударяет в голову. Негативное авторское отношение к сценам насилия и жестокости проявляется в “нейтральности” авторской интонации.

Что же касается Бунчука, откомандированного в Ростовский ревтрибунал, то эти эпизоды трактуются автором как драма героя, отдававшего приказания о ежедневных расстрелах чугунно-глухими словами. “За неделю он высох и почернел, словно землей подернулся. Провалами зияли глаза, нервно мигающие веки не прикрывали их тоскующего блеска”. При всем том, что герой искренне убежден в правоте своих карательных акций (”Сгребаю нечисть!..”), он не может остаться равнодушным к человеческой судьбе, не видеть, как в кровавую мясорубку попадают и казаки-труженики, чьи ладони проросли сплошными мозолями. И это ставит его на грань безумия.

Объективное отношение и к красным, и к восставшим казакам Шолохов выражает устами деда Гришаки . Мелехова старик урезонивает словами, что по божьему указанию все вершится, а всякая власть от Бога: “Хучь она и анчихристова, а все одно Богом данная… Поднявший меч бранный от меча да погибнет”. В речь героя органично вплетаются соответствующие библейские тексты.

Оценка происходящего с общечеловеческих позиций проявляется в романе не только в объективном отношении к противоборствующим лагерям, но и в рассмотрении отдельного человека в его “текучести”, непостоянстве душевного облика. Шолохов раскрывает человеческое в человеке, казалось бы, дошедшего в своей моральной опустошенности до последней черты.
В критике обращается внимание на то, что у писателя порой проявляется не близкая ему традиция Достоевского: бесконечен человек и в добре, и в зле, даже если речь идет не о борьбе этих двух начал, а о некой их примиренности. Ужасен сподвижник Фомина Чумаков, бесстрастно повествующий о своих “подвигах”: “А крови-то чужой пролили - счету нету… И зачали рубить всех подряд (кто служил советской власти ) и учителей, и разных там фельдшеров, и агрономов. Черт-те кого только не рубили!” (Историческая правда жизни проявилась в том, что в романе, как и в “Несвоевременных мыслях” Горького, “Окаянных днях” Бунина, показано, что большевики в большой мере опирались на людей, тяготеющих к анархизму и преступлениям: ведь банда Фомина имела своим истоком Красную армию). Но и у Чумакова проявилось подлинное сострадание к умирающему Стерлядникову, когда, сгорая в антоновом огне, тот просит скорее предать его смерти.

Выхваченная из жизни и уже запечатленная в “Разгроме” Фадеева и “Конармии” Бабеля сцена поднята Шолоховым на предельную высоту гуманистического звучания. Это заметно и в авторской интонации, с какой описано ожидание смерти бандитом, причастным к большой крови, о которой шла речь выше: “Только опаленные солнцем ресницы его вздрагивали, словно от ветра, да тихо шевелились пальцы левой руки, пытавшиеся зачем-то застегнуть на груди обломанную пуговицу гимнастерки”.

И все же не зря смягчается сердце Ильиничны, жалеет она больного и высохшего Михаила, тем более, что видит в его глазах теплоту и ласку к маленькому Мишатке. Глубоко символично, что она отдает ему рубашку Григория. Ильиничну писатель делает, как справедливо отмечала А.Минакова, “суровым и справедливым судьей в сложнейших социально-нравственных конфликтах. Значимость этого образа укрупняется и скорбными образами матерей Бунчука, Кошевого, безымянных матерей. Казачка, проводившая повстанцам мужа и трех сыновей, ждет от Григория ответа, когда “будет замирение”: “И чего вы с ними сражаетесь? Чисто побесились люди”.

Общечеловеческий смысл романа достигает кульминации в скорбном, хватающем за сердце параллелизме. И где-либо в Московской или Вятской губернии, в каком-нибудь селе великой Советской России мать красноармейца, получив извещение о том, что сын “погиб в борьбе с белогвардейщиной за освобождение трудового народа от ига помещиков и капиталистов…”, запричитает, заплачет… Горючей тоской оденется материнское сердце, слезами изойдут тусклые глаза, и каждодневно, всегда, до смерти будет вспоминать того, которого некогда носила в утробе, родила в крови и бабьих муках, который пал от вражьей руки где-то в безвестной Донщине”.

Болью писателя стали муки матерей. Но не легче и горькая старость Пантелея Прокофьевича (он из оставленного амбара “вышел будто от покойника”) и Мирона Коршунова. Казалось, и сама мать-земля протестует против братоубийственной войны: “… Заходило время пахать, боронить, сеять; земля кликала к себе, звала неустанно день и ночь, а тут надо было воевать, гибнуть в чужих хуторах от вынужденного безделья, страха, нужды и скуки”. Тот, якобы объективизм, в котором обвиняла писателя большевистская критика, подразумевая под этим сочувствие “не большевикам”, и был проявлением высокой человечности.
Читать новости:

Похожие сочинения

  1. Тема поиска правды в прозе М.А.Шолохова (по роману "Тихий Дон")
    М.А. Шолохова по праву называют летописцем советской эпохи. «Тихий Дон» - роман о казачестве. Центральный образ романа - Григорий Мелехов -обычный казачий парень. Правда, может быть, излишне горячий. В семье Григория, большой и дружной, свято чтят казачьи...смотреть целиком
  2. Тема человеческой судьбы в одном из произведений русской литературы
    «Тихий Дон» - один из шедевров мировой литературы. Это не просто роман, а роман-эпопея, охватывающий промежуток в десять лет и описывающий жизнь Донского казачества в годы гражданской войны и I Мировой войны. С первых страниц романа автор посвящает...смотреть целиком
  3. Изложение монологов Григория Мелехова в романе «Тихий Дон»
    «И после того, когда полк вступил в полосу непрерывных боёв, Григорий всегда, сталкиваясь с неприятелем, находясь в непосредственной от него близости, испытывал всё то же острое чувство огромного, ненасытного любопытства к красноармейцам … «А что за...смотреть целиком
  4. Григорий Мелехов - искатель правды - Шолохов
    Под Глубокой бой помнишь? Помнишь, как офицеров стреляли... По твоему приказу стреляли! А? Теперича тебе отрыгивается! Ну, не тужи! Не одному тебе чужие шкуры дубить! Отходился ты, председатель московского совнаркома! Ты, поганка, казаков жидам продал!"...смотреть целиком
  5. Фёдор Подтёлков в романе «Тихий Дон»  Новое!
    Фёдор Подтёлков дан в произведении уже сформировавшимся большевиком, стойким и убеждённым. Он один из организаторов Советской власти на Дону. Вместе Кривошлыковым он организует военную экспедицию для борьбы с контрреволюцией. Но слишком не равны были...смотреть целиком
  6. Дарья
    Дарья Мелехова – жена Петра Мелехова, старшего брата Григория. Ленивая и циничная женщина, она, в то же время, очень обаятельна. Д. все время достается от Ильиничны за лень и неряшество. Но героиня никогда не унывает, пропуская все замечания мимо...смотреть целиком
  7. Казак и казачки в романе М. А. Шолохова «Тихий Дон»  Новое!
    «По Дону гуляет казак молодой, А девица плачет над быстрой рекой». Из народной песни Было у Григория Мелехова за всю его жизнь только две женщины — Ната­лья и Аксинья. На первый взгляд, это две разные личности, разные характеры, судьбы. Как...смотреть целиком