Страница: 1  2  3  4  [ 5 ]  6 

Чичиков, захмелев, болтает про трехпольное хозяйство, воображая себя уже настоящим херсонским Мертвые души
страница 7
помещиком. Отправляясь на бричке в го'стиницу, Чичиков даже дал Селифану указание собрать всех вновь переселившихся мужиков и сделать перекличку. Прибыв на место, Селифан зовет Петрушку, тот раздевает и укладывает барина, пока Селифан занимается в конюшне, а потом они дружно идут на другую сторону улицы, в кабак.
ГЛАВА VIII
В городе только и говорят что о покупках Чичикова. Особые сомнения вызывает у всех покупка крестьян на вывод. Известно ведь, что помещик хорошего крестьянина не продаст, значит, это все пьяницы и воры, праздно-шатайки и буйного поведения. Хотя, конечно, русского человека куда ни сунь, он топор в руки, да и пошел рубить себе новую избу. С другой стороны, там недалеко Малороссия с дешевым вином... Нет, нужен управляющий, а это деньги немалые. В общем, многих просто устрашала трудность переселения такого огромного количества крестьян; стали даже опасаться бунта. Все эти толки и рассуждения, как ни странно, привели к самым благоприятным последствиям для Чичикова. Пронеслись слухи, что он миллионщик. Жители города и так любили Чичикова, а теперь полюбили еще душевнее. Впрочем, они все были народ добрый, жили между собой в ладу, обращались меж собой как-то особенно простодушно. Многие были не без образования: председатель палаты знал наизусть “Людмилу” Жуковского, почтмейстер вдался более в философию и читал Юнговы “Ночи”, прочие тоже были более или менее люди просвещенные: кто читал Карамзина, кто “Московские ведомости”, кто даже и совсем ничего не читал. Они так полюбили Чичикова, что он прямо не знал, как вырваться из этого города. Словом, его носили на руках. Особенное впечатление, как ни странно, Чичиков произвел на дам. “Дамы города NN были то, что называют презентабельны... Что же до того, как вести себя, соблюсти тон, поддержать этикет... то они в этом опередили даже дам московских и петербургских. В нравах они были строги, исполнены негодования противу всего порочного и всяких соблазнов, казнили без всякой пощады всякие слабости. Если ж между ними и происходило какое-нибудь то, что называют другое-третье, то оно происходило втайне. Еще нужно сказать, что дамы города NN отличались, подобно многим дамам петербургским, необыкновенною осторожностию и приличием в словах и выражениях. Никогда не говорили они: "я высморкалась", "я вспотела", "я плюнула", а говорили: "я облегчила себе нос", "я обошлась посредством платка". Чтобы еще более облагородить русский язык, половина почти слов была выброшена вовсе из разговора и потому весьма часто было нужно прибегать к французскому языку, зато уж там, по-французски, другое дело: там позволялись такие слова, которые были гораздо пожестче упомянутых”. Слово “миллионщик” произвело на дам просто магическое действие. Они раскупили все товары и принялись наряжаться самым немыслимым образом, так что в церкви частный пристав приказал народу подвинуться подальше, чтобы не измялся широченный туалет ее высокоблагородия. Мало того — Чичиков получил таинственное любовное письмо. Он все пытался разгадать автора письма на балу у губернатора, пока вдруг не увидел губернаторскую дочь, шестнадцатилетнюю девушку, свеженькую блондинку с тоненькими и стройными чертами лица. Он ее уже видел однажды на дороге, когда их повозки столкнулись. Теперь Чичиков не мог уже ни на кого смотреть и ни о ком другом думать, так что дамы обиделись и “стали говорить о нем в разных углах самым неблагоприятным образом”.
Между тем назревала очень большая неприятность. То ли из буфета, то ли еще откуда появился Ноздрев, который тут же и сообщил всем громогласно, что Чичиков торгует мертвыми душами. “Что Ноздрев лгун отъявленный, это было известно всем, и вовсе не было в диковинку слышать от него решительную бессмыслицу”, и все же... Чичиков расстроился, стал чувствовать себя неловко. Он не стал даже дожидаться ужина и уехал. “Неприятно, смутно было у него на сердце, какая-то тягостная пустота оставалась там”. А пока он мучился тревожными мыслями и бессонницей, “на другом конце города происходило событие, которое готовилось увеличить неприятность положения нашего героя”. Приехала Коробочка, чтобы узнать, почем в городе ходят мертвые души и уж не продешевила ли она.
ГЛАВА IX
“Поутру, ранее даже того времени, которое назначено в городе NN для визитов”, дама, которую автор решил назвать “дамой приятной во всех отношениях”, спешно едет к своей приятельнице, “просто приятной даме”, чтобы сообщить ей новость о приезде Коробочки: как Чичиков явился к ней ночью и потребовал, чтобы она продала ему мертвые души. Хозяйка дома вспоминает, что слыхала что-то про Ноздрева. У “дамы приятной во всех отношениях” на этот счет есть свои соображения: мертвые души — это выдумка для прикрытия, а на самом деле Чичиков хочет увезти губернаторскую дочь, а пособник его — Ноздрев.
Дамы разъехались в разные концы города — и все закипело. Все удивлялись: зачем покупать мертвые души и при чем тут губернаторская дочка? “В городской толкотне оказалось вдруг два совершенно противоположных мнения и образовалися вдруг две противоположные партии: мужская и женская. Мужская партия, самая бестолковая, обратила внимание на мертвые души. Женская занялась исключительно похищением губернаторской дочки”. Бедной блондинке очень досталось от матери, губернаторша приказала не принимать Чичикова ни под каким видом. Что касается мужчин, то некоторые решили, уж не прислан ли был Чичиков для какой проверки и под словами “мертвые души” подразумеваются больные, умершие в значительном количестве от повальной горячки.
В это время в губернию как раз был назначен новый генерал-губернатор, так что все было возможно. И вообще в городе грешки водились, и каждый вспомнил о своих. “Как нарочно, в то время, когда господа чиновники и без того находились в затруднительном положении, пришли к губернатору разом две бумаги”: одна про фальшивомонетчика, скрывающегося под разными именами, а другая об убежавшем разбойнике. Тут все припомнили, что не знают, кто такой на самом деле Чичиков. Расспросили тех, кто продавал ему мертвые души, но яснее не стало. Петрушка и Селифан тоже ничего путного не сказали. Так что решено было собраться у полицеймейстера.
ГЛАВА X
Собравшись у полицеймейстера, чиновники замечают, как они все осунулись и похудели, фраки как будто сделались заметно просторней. В самом деле, и назначение нового генерал-губернатора, и полученные серьезные бумаги, и эти бог знает какие слухи... было от чего похудеть. “В собравшемся на сей раз совете очень заметно было отсутствие той необходи- Мертвые души
страница 8
мой вещи, которую в простонародье называют толком. Вообще мы как-то не создались для представительских заседаний. Во всех наших собраниях... присутствует препорядочная путаница... Только и удаются те совещания, которые составляются для того, чтобы покутить или пообедать. Например, затеявши какое-нибудь благотворительное общество для бедных и пожертвовавши значительные суммы, мы тотчас в ознаменование такого похвального поступка задаем обед всем первым сановникам города, разумеется, на половину всей пожертвованной суммы; на остальные нанимается тут же для комитета великолепная квартира... а затем и остается всей суммы для бедных пять рублей с полтиною...” Но нынешнее собрание было совсем другого рода. “Но при всем том вышло черт знает что такое...” Один говорил, что Чичиков делатель государственных ассигнаций, и потом сам прибавлял: “а может, и не делатель”; другой утверждал, что он чиновник генерал-губернаторской канцелярии, и тут же присовокуплял: “а впрочем, черт его знает, на лбу ведь не прочтешь”. Всех ошарашил почтмейстер, заявив, что Чичиков не кто иной, как капитан Копейкин. Рассказал он примерно вот что.
Повесть о капитане Копейкине
Во время кампании двенадцатого года ему оторвало руку и ногу. Распоряжений никаких насчет раненых тогда еще не было. Капитан Копейкин наведался к отцу, а тот говорит: “мне нечем тебя кормить, я сам едва достаю хлеб”. Тогда капитан Копейкин отправляется в Петербург, чтобы просить государя... А того в столице тогда еще не было, все наши войска были в Париже. Копейкин отправился к вельможе. Настоялся там в приемной вдоволь, часа четыре. В ответ на его просьбу вельможа говорит, чтобы наведался на днях. Через три-четыре дня Копейкин пришел снова. Вельможа ему и говорит, что надо ждать приезда государя, тогда будут сделаны распоряжения насчет раненых, а сам он ничем помочь не может. Решил Копейкин прийти все-таки еще раз и объяснить, что ему просто есть нечего. Приходит он, а ему говорят, чтобы пришел завтра. Наконец Копейкину удается проскользнуть с каким-то посетителем в приемную. Он объясняет вель-> може, что умирает с голода, заработать ничего не может. Он не может ждать прибытия государя. “Не сойду с места, — говорит Копейкин, — пока не дадите резолюцию”. Вельможа отправляет его за казенный счет на место жительства. Так и пропали слухи про капитана Копейкина. Но не прошло и двух месяцев, как появилась в рязанских лесах шайка разбойников, и* - Мертвые души
страница 9
Сколько родилось в тебе чудных замыслов, поэтических грез, сколько перечувствовалось дивных впечатлений!.. Но и друг наш Чичиков чувствовал в это время не вовсе прозаические грезы. Посмотрим, что он чувствовал. Сначала он не чувствовал ничего и поглядывал только назад, желая увериться, точно ли выехал из города; но когда увидел, что город уже давно скрылся, занялся только одной дорогой, посматривая только направо и налево... Наконец и дорога перестала занимать его, и он стал слегка закрывать глаза и склонять голову к подушке”. Автор, признается, этому даже рад, находя, таким образом, случай поговорить о своем герое.
Происхождение Чичикова темно и скромно. Отец его, бедный дворянин, был постоянно болен. “Жизнь при начале взглянула на него как-то кисло-неприютно, сквозь какое-то мутное, занесенное снегом окошко: ни друга, ни товарища в детстве!” Но однажды отец повез мальчика в город, где ему предстояло учиться в городском училище.


Страница: 1  2  3  4  [ 5 ]  6