Его ранние произведения написаны в популярном тогда романтическом духе: преимущественное внимание уделялось конфликту романтического героя с «бесчувственной толпой» и «низкой действительностью». В первых произведениях, являвшихся по форме автобиографическими отрывками, драматическими сценами, были заметны религиозные настроения, ощущалась абстрактность возвышенных идей положительных персонажей. Однако период романтической восторженности оказался у Герцена непродолжительным.

Он вспоминал впоследствии: «Реальная натура моя взяла все-таки верх. Мне не суждено было подниматься на третье небо, я родился совершенно земным человеком». Новые принципы художественного отражения действительности были освещены писателем прежде всего в «Записках одного молодого человека» (1840) и в продолжении, вскоре появившемся: «Еще из записок одного молодого человека» (1841). Мы снова встречаемся здесь с привычным противопоставлением мечтательного юноши-идеалиста, преисполненного самых благородных стремлений, с грубой повседневностью. Новое в разработке сюжета заключается в том, что внутренний мир героя не остается неизменным, как это бывало ранее. Попав в город Малинов (Герцен в данном случае использует свои впечатления от Вятки - места ссылки), он начинает понимать, как много утопического было в его прели!их романтических мечтах, как плохо знает он реальную жизнь и как трудно ее переделать. Романтические убеждения героя подвергаются критике другого положительного персонажа повести - Трензинского, призывающего не мечтать, а действовать. Впрочем, сам Трензинский пережил в свое время крушение собственных иллюзий утопического социализма, и теперь он, ощущая себя неудачником, приходит к трезвому пониманию очевидной власти обстоятельств.

В «Записках…» намечены те темы, образы, мотивы, принципы изображения действительности, которые стали основными для творчества Герцена 40-х годов. Реалистическая сила «Записок…» была высоко оценена Белинским, который увидел в них незаурядное мастерство молодого писателя: иронию, нередко возвышающуюся до сарказма.


«КТО ВИНОВАТ?» Роман, над которым Герцен работал 6 лет, был выпущен отдельным изданием в 1847 г. в качестве приложения к журналу «Современник». Во многом он связан с принципами «натуральной шкои целеустремленно сближал публицистику и художественную литературу. Он бесконечно далек от спокойного, невозмутимого изображения действительности. Герцен-художник постоянно вторгается в повествование. Перед нами не бесстрастный наблюдатель, а адвокат и прокурор в одном и том же лице, ибо если одних действующих лиц писатель активно защищает и оправдывает, то других разоблачает и осуждает, не скрывая своих субъективных пристрастий. Авторское сознание в романе выражено прямо и открыто.

Первая часть романа состоит преимущественно из развернутых биографий действующих лиц, что подчеркивается даже названием отдельных разделов: «Биографии их превосходительств», «Биография Дмитрия Яковлевича». Во второй части развертывается более последовательное сюжетное повествование с многочисленными вставными эпизодами и авторскими публицистическими отступлениями. В целом же весь художественный текст связан единством авторской идеи и строится прежде всего на основе четкого и последовательного развития авторской мысли, которая стала важнейшим структурообразующим и стилеобразующим фактором. Авторская речь занимает центральное место в общем ходе повествования. Она часто проникнута иронией - то мягкой и добродушной, то разящей, бичующей. При этом Герцен блестяще использует самые разнообразные стили русского языка, смело сочетая формы просторечия с научной терминологией, щедро вводя в текст литературные цитаты и иноязычные слова, неологизмы, неожиданные и потому сразу обращающие на себя внимание метафоры и сравнения. Так создается представление об авторе как великолепном стилисте и энциклопедически образованном человеке, обладающем острым умом и наблюдательностью, способном улавливать самые разнообразные оттенки изображаемой им действительности - смешные и трогательные, трагические и оскорбляющие человеческое достоинство.

Роман Герцена отличается широким охватом жизни во времени и пространстве. Биографии героев позволили ему развернуть повествование в большом временном диапазоне, а поездки Бель-това давали возможность описать дворянскую усадьбу, провинциальные города, Москву, Петербург, рассказать о его заграничных впечатлениях.

Глубокий анализ своеобразия Герцена-писателя содержится в статье Белинского «Взгляд на русскую литературу 1847 года». Главную силу автора романа «Кто виноват?» критик увидел в могуществе мысли. «У Искандера (псевдоним Александра Герцена),- писал Белинский,-мысль всегда впереди, он вперед знает, что и для чего пишет; он изображает с поразительною верностью сцену действительности для того только, чтобы сказать о ней свое слово, произвести суд» [10, 343). По глубокому замечанию критика, «такие таланты так же естественны, как и таланты чисто художественные» [10, 318]. Белинский называл Герцена «по преимуществу поэтом гуманности», в этом он видел пафос творчества писателя, важнейшее общественное и литературное значение романа «Кто виноват?». Традиции интеллектуального романа Герцена были подхвачены и развиты Чернышевским, на что указывает прямая перекличка заглавий: «Кто виноват?» - «Что делать?»

Похожие сочинения

  1. Начало творческого пути Александра Ивановича Герцена
    Несколько ужасных случаев произошло в их доме на глазах у Герцена. Они навсегда остались в его памяти. Случай первый — с поваром Льва Алексеевича Яковлева. Человек необычайно трудолюбивый и талантливый, он всем угодил хозяину — и тот даже исхлопотал,...смотреть целиком
  2. Александр Иванович Герцен
    Годы московской жизни (1842—1847) были важным и плодотворным этапом его духовного роста и литературной деятельности. «В крепостной России 40х годов XIX века,— писал В. И. Белинский о Герцене,— он сумел подняться на такую высоту, что встал в урозень с...смотреть целиком
  3. Уход в революционное движение Герцена
    Снова перед Герценом встает вопрос о вариантности в жизни отдельных людей и в истории народов. Разными путями могла бы пойти жизнь Матвея. Сложись обстоятельства иным образом — и другая участь ожидала бы его. Однако случайность не отменяет закономерности....смотреть целиком
  4. Либерально просветительская тенденция мировоззрения Герцена  Новое!
    Еще в конце 1830-х годов, вернувшись из ссылки и сблизившись с Белинским, Герцен раньше его понял, что «философия Гегеля алгебра революции», что она «не оставляет камня на камне от мира христианского, от мира преданий,, переживших себя». Герцен и Белинский...смотреть целиком
  5. Размышление Герцена в области типологии «героев времени»  Новое!
    Герцен в общем «принял» тех новых людей, которых изобразил Чернышевский в «Что делать?». Он их видел и в Лондоне. «Русские молодые люди,- писал он,- приезжавшие после 1862, почти все были из «Что делать?» с прибавлением нескольких базаровских черт»....смотреть целиком