Страница: 1  [ 2 ]  

- спросила Зинаида Федоровна, беря Орлова за руку. - Скажите - отчего? Когда вы бываете такой, я боюсь. Не поймешь, голова у вас болит или вы сердитесь на меня…» (VIII, 124).

Она все-таки сумела втянуть его в серьезный разговор, уверяя, что он должен бросить службу. Далее следует сцена с бурными слезами, а за ней - примирение, которое является почти что фотографической копией фрагмента сцены между Софьей Львовной и Володей. «Скоро она перестала плакать. С невысохшими слезами на ресницах, сидя на коленях у Орлова (кстати, Володя тоже сажает Софью на колено и покачивает, как ребенка; думается, что картина, когда женщина сидит на коленях у мужчины, дает доказательство того, что отношения между этими людьми достигли той степени открытости и доверительности, которую можно назвать интимно-личностной, на деле же - доверительность и открытость характеризует только женщину, жест мужчины противоположен его внутренним установкам), она вполголоса рассказывала ему что-то трогательное, похожее на воспоминания детства и юности, и гладила его рукой по лицу, целовала и внимательно рассматривала его руки с кольцами и брелоки на цепочке» (VIII, 126).


Страница: 1  [ 2 ]