Страница: [ 1 ]  2  

Критики неоднократно отмечали нединамичность, замедленность сюжетного действия в романе Гончарова «Обломов», внешнюю бессобытийность произведения. Добролюбов считал роман «растянутым». «В первой части Обломов лежит на диване; во второй ездит к Ильинским и влюбляется в Ольгу, а она в него; в третьей она видит, что ошиблась в Обломове, и они расходятся; в четвертой она выходит замуж за друга его Штольца, а он женится на хозяйке того дома, где нанимает квартиру. Вот и все. Никаких внешних событий, никаких препятствий (кроме разве разведения моста через Неву, прекратившего свидания Ольги с Обломовым), никаких посторонних обстоятельств не вмешивается в роман. Лень и апатия Обломова — единственная пружина действия во всей его истории», — писал критик в статье «Что такое обломовщина?».

Можно отметить и то, что первая часть романа отличается от остальных трех частей. Первая часть представляет собой экспозицию. Здесь Гончаров знакомит нас Обломов, его характером, образом жизни, показывает истоки формирования его личности. В экспозиции Гончаров дает всю предысторию героя — описание его детства в Обломовке, отрочества в пансионе Штольца, юности в Петербурге. Экспозиция здесь сливается с прологом.



В этом плане экспозиционное значение имеет и девятая глава, «Сон Обломова», хотя в контексте истории создания романа девятая глава приобретает известную самостоятельность. А. В. Дружинин замечает, что роман Гончарова «распадается на два неровные отдела». Под первой частью «Обломова» стоит 1849 год, под остальными — 1857 и 1858. «Между Обломовым, который безжалостно мучит своего Захара, и Обломовым, влюбленным в Ольгу, может, лежит целая пропасть... Насколько Илья Ильич, валяющийся на диване между Алексеевым и Тарантьевым, кажется нам заплесневевшим и почти гадким, настолько тот же Илья Ильич, сам разрушающий любовь избранной им женщины и плачущий над обломками своего счастья, глубок, трогателен и симпатичен в своем грустном комизме», — замечает А. В. Дружинин.

«Сон Обломова» и явился той связующей нитью, которая скрепила роман в одно целое, придала ему законченность и единство. «Сон Обломова» не только осветил, уяснил и разумно опоэтизировал все лицо героя, но еще тысячью невидимых скреп связал его с сердцем каждого русского читателя». Таким образом, девятая глава не только способствовала созданию особой художественной достоверности, реалистичности образа Обломова, но и придала роману поэтичность, светлый лиризм.

Первая часть романа, таким образом, является экспозицией, включающей в себя пролог. Однако здесь не только обрисовывается характер героя и его предыстория. В первой части происходит своеобразная расстановка сил в романе. Здесь Гончаров представляет нам целый ряд персонажей, воплощающих иное, «необломовское» отношение к жизни. Каждый из них представляет собой определенный тип российской действительности.

Так, первый гость Обломова — Волков, молодой человек двадцати пяти лет. «Кредо» этого человека — светская жизнь. Все время Волкова расписано по минутам — светские визиты, балы, обеды... Обломов находит такой образ жизни суетным и утомительным.



Второй гость Ильи Ильича — Судьбинский. Это человек, озабоченный продвижением по службе, карьерой. Однако и этот образ жизни неприемлем для Обломова. Все хлопоты Судьбинского кажутся ему суетными, бессмысленными, противными живой, подлинной жизни. «Увяз, любезный друг, по уши увяз, — думал Обломов, провожая его глазами. — И слеп, и глух, и нем для всего остального в мире. А выйдет в люди, будет со временем ворочать делами и чинов нахватает... У нас это называется тоже карьерой! А как мало тут человека-то нужно: ума его, воли, чувства — зачем это? Роскошь! И проживет свой век, и не пошевелится в нем многое... А между тем работает с двенадцати до пяти в канцелярии, с восьми до двенадцати дома — несчастный!»

Третий посетитель Обломова — литератор Пенкин, ратующий за «реальное направление в литературе». Этот образ обрисован Гончаровым почти карикатурно, в нем он обличает поверхностность, безыдейность, «пустоту» некоторых «писателей», их любовь к новинкам, свежим фактам. Здесь символична уже сама фамилия героя — Пенкин. Он пишет буквально обо всем — «о торговле, об эмансипации женщин, о прекрасных апрельских днях». Илья Ильич обрушивается на подобную «литературу» с благородным негодованием, замечая, что в таких произведениях нет жизни, «нет понимания ее и сочувствия». «Вы думаете, что для мысли не надо сердца? Нет, она оплодотворяется любовью. Протяните руку падшему человеку, чтобы поднять его, или горько плачьте над ним, если он гибнет, а не глумитесь. Любите его, помните в нем самого себя и обращайтесь с ним, как с собой, — тогда я стану вас читать и склоню перед вами голову... Изображают они вора, падшую женщину, — говорил он, — а человека-то забывают или не умеют изобразить. Какое же тут искусство, какие поэтические краски нашли вы? Обличайте разврат, грязь, только, пожалуйста, без претензии на поэзию». Здесь, безусловно, Гончаров выражает в словах Обломова свои собственные мысли.

Два последних гостя Обломова — Алексеев и Тарантьев. «Эти два русские пролетария» посещают Илью Ильича с вполне определенной целью — «пить, есть, курить хорошие сигары». Алексеев олицетворяет собой серость, незаметность, неопределенность. Это человек, лишенный индивидуальности, в котором нет «никакой резкой заметной черты, ни дурной, ни хорошей», у которого нет ни друзей, ни врагов.

Тарантьев — тип хитрого, наглого, изворотливого, лживого человека, склонного к мошенничеству. «Взяточник в душе» — такое определение дает ему писатель. Характерно, что Гончаров рассказывает нам предысторию Тарантьева, описывает его детство, юность. Здесь вновь возникает мотив несбывшихся надежд, сопровождающий образ Обломова. Волею судьбы Тарантьев, получивший кое-какое образование, на всю жизнь должен был остаться писцом, «а между тем он носил в себе и сознавал дремлющую силу, запертую в нем враждебными обстоятельствами навсегда, без надежды на проявление, как бывали запираемы, по сказкам, в тесных, заколдованных стенах духи зла, лишенные силы вредить». Та же «дремлющая сила» присутствует и в Обломове.

Таким образом, все эти персонажи имеют важное композиционное значение в романе. Каждый из них открывает О6-ломову какую-то сторону жизни, искушая героя, как будто предлагая ему активно включиться, вмешаться в эту жизнь. И такого рода предложения непосредственно присутствуют в речи персонажей. Так, Волков, Судьбинский и Пенкин зовут Илью Ильича в Екатерингоф на гулянье.

Но особенно важно здесь другое — практически каждый из этих людей является своеобразным двойником Обломова. В Илье Ильиче есть качества каждого из этих персонажей. Так, не хуже Волкова он владеет светским этикетом, некогда и он ездил в театр и в гости. Некогда Илья Ильич служил, как и Судьбинский, и мог бы сделать карьеру, так как имел явные способности. Тонкий ум Обломова мог бы послужить развитию и литературного таланта, и таланта критика — он мог бы писать, как Пенкин. Есть в Обломове и нечто от «серости», незаметности Алексеева — Илью Ильича также не узнают в обществе. В судьбе Ильи Ильича есть некоторое сходство и с судьбой Тарантьева, как было рассмотрено выше. Таким образом, все эти области жизни присутствуют в душе Обломова, однако героя не устраивает «содержание», идейное наполнение их.

И здесь Гончаров как будто приглашает его активно вмешаться в жизнь. Обломова не устраивает положение дел в российской государственной службе — почему бы не высказать свои соображения в департаменте? Илья Ильич возмущен безыдейностью и нравственной пустотой иных литературных произведений — почему бы не попробовать писать самому? Алексеев призван пробудить самолюбие героя, его желание стать заметным. Тарантьев же, ловко обманывая Обломова, «призывает к жизни» здравый смысл Ильи Ильича, твердость духа его и характера, желание выступить против любой несправедливости.

Однако Обломов на каждый из этих призывов отвечает своеобразным протестом против пустоты и суетности светской жизни, формализма российской карьеры, безыдейности и поверхностности писателей, человеческой серости и безынициативности, мошенничества и обмана.


Страница: [ 1 ]  2