У стихотворения есть одна парадоксальная черта. Написанное словами, отобранными в «школе гармонической точности», вознесенное над житейскими реалиями, опрозраченное душевным порывом, оно не невесомо и бесплотно, но, напротив, предметно-пластически осязаемо, так что вспоминается Белинский, написавший о стихе Батюшкова, что хочется «ощупать извивы и складки его мраморной драпировки». Эта рельефность самого стиха порождается, на наш взгляд, устойчивыми риторическими фигурами – повторами синтаксических форм, всем построением из речевых «кирпичиков», оплотненных и звучных. Да и отношения симметрии и асимметрии, инверсивные узоры и многое другое играют в «пластике» стихотворения далеко не последнюю роль.

В связи с этим надо хотя бы коснуться интертекстуальности, формирующей, так сказать, «телесность» поэзии, ее эстетически-чувственную реальность. Так, экономность, осязаемость и партитурность рифмической картины «К***» связывает стихотворение со старофранцузской традицией, и нет никакой необходимости утверждать, что от рассмотрения формальной стороны вещи «пропадает живое, жизненное впечатление».

Столь же важно уследить, как интертекстуальные потоки перетекают в позднейшие поэтические предметы, а затем возвращаются вспять к ранним. Нам посчастливилось заметить, как перекрестно-кольцевая композиция «К***» (наш последний вариант) отпечатала свой рисунок на стихотворении Тютчева «Я помню время золотое…», написанном в подсознательном соперничестве с Пушкиным ради преодоления «страха влияния». А ведь «Время золотое» совершенно не совпадает с «Чудным мгновеньем» ни в миросозерцании, ни в поэтике.

* I (1) Я помню время золотое,
* (2) Я помню сердцу милый край.
* (3) День вечерел; мы были двое;
* (4) Внизу, в тени, шумел Дунай.



* II (5) И на холму, там, где, белея,
* Руина замка в дол глядит,
o
+
#
* (7) Стояла ты, младая фея,
* На мшистый опершись гранит,



* III (9) Ногой младенческой касаясь
o
+
# (10) Обломков груды вековой;
# (11) И солнце медлило, прощаясь
* С холмом, и замком, и тобой.



* IV (13) И ветер тихий мимолетом
* Твоей одеждою играл
o
+
#
* (15) И с диких яблонь цвет за цветом
* На плечи юные свевал.



* V (17) Ты беззаботно вдаль глядела…
* Край неба дымно гас в лучах;
o
+
#
* (19) День догорал; звучнее пела
* Река в померкших берегах.
* VI (21) И ты с веселостью беспечной
* Счастливый провожала день;
o
+
#
* (23) И сладко жизни быстротечной
* (24) Над нами пролетала тень.



Стихотворение написано в подчеркнуто ином, чем у Пушкина, хронотопе: человеческое (культурное) время отпластовано от природно-космического, но находится с ним в сложной и неоднозначной связи. Время «внутри нас» тяготеет к статуарной остановленности, спациальности, выключенности. Время «вне нас», как ему и полагается, подвижно, деятельно, процессуально: «День вечерел» (3), «шумел Дунай» (4), «солнце медлило, прощаясь» (11), «ветер… мимолетом… играл» и т. д. (строфа IV), «край неба дымно гас…» (12), «День догорал» (19), «пела Река» (19-20). Вся панорама вечернего ландшафта загружена предметностью, чего совершенно нет у Пушкина; резко выражено вертикальное измерение, как всегда бывает у Тютчева. У Пушкина время и вечность неотличимо слиты, лишь иногда выступает то или другое; у Тютчева «время золотое», внутреннее, выступает как вечное (золото – цвет вечности), а просто время пролетает над неподвижными героями как «тень жизни». Собственно, в расподоблении двух времен – суть тютчевского стихотворения.

Со стороны композиции стихотворение Тютчева напоминает кольцевое построение 1 + 4 + 1, замкнутое мотивами дня и тени, но оно не слишком прорисовано. Ближе к пушкинским формулам 1 + 3 + 2 или хотя бы 1 + 3 + 1 + 1. Однако проступает и самый оригинальный вариант: 1 – 5, 2 – 3, 4 – 6, свидетельствующий об интертекстуальной связи. 1 – 5 перекликаются мотивами дня и реки (оба мотива в строфе V патетически приподняты). 2 – 3 тесно сомкнуты мотивом статуарности, переступающим границы строф. Наконец, 4 – 6 притянуты динамическим мотивом полета («мимолетом», «пролетала») и анафорическим «и» на нечетных стихах. Композиционный резонанс очевиден.

Похожие сочинения

  1. Солнце русской поэзии Пушкин  Новое!
    В историю русской культуры Пушкин вошел не только как гениальный поэт, но и как замечательно тонкий и проницательный литературный критик, историк, публицист, журналист. Критические высказывания Пушкина В большинстве случаев остались в рукописях и не...смотреть целиком
  2. Мои Пушкин (1)
    То Пушкин, наш поэт великий, Задумчиво явился нам И утешеньем, и уликой Наставшим смутным временам. В. Сологуб Каждый человек живет в своем отрезке времени. У каждого из нас — свой Пушкин. Александр Сергеевич для меня — поэт вечного...смотреть целиком
  3. Тема свободы в лирике Пушкина  Новое!
    Свобода – одна из наивысших человеческих ценностей, и тем она дороже для человека, чем сильнее он чувствует ее недостаток. Для поэта, человека, который воспринимает все, что его окружает, острее других, свобода во всех ее проявлениях является одним из...смотреть целиком
  4. Сочинение по сказкам А. С. Пушкина
    Сказки А. С. Пушкина внесли в литературу идею протеста против самодержавия и крепостничества. «Сказка о попе и о работнике его Балде» – сатира на обманывающих народ служителей православной церкви. В ней высмеиваются их жадность, глупость и лицемерие....смотреть целиком
  5. Мотивы дружбы в лирике А.С.Пушкина.
    Тема «дружества» проходит через всю лирику Александра Сергеевича Пушкина. Ни один русский поэт не уделял так много внимания этой стороне человеческих отношений. Этой теме посвящены: цикл стихотворений о лицейском братстве, который открывают...смотреть целиком
  6. Мысль о радости труда в стихотворениях Пушкина  Новое!
    В относительно раннем стихотворном «Разговоре книгопродавца с поэтом» (1824), где также в пылких речах поэта уже содержится мысль о радости «безмолвного» труда, о том, что творческий труд довлеет себе, в себе самом заключает свою награду, Пушкин дает...смотреть целиком
  7. Дружеская и любовная лирика Пушкина  Новое!
    Заветная область лирической поэзии Пушкина. В многочисленных стихотворениях, посвященных друзьям и возлюбленным, раскрылось его понимание этих высших жизненных ценностей, созданы яркие образы друзей и любимых женщин. Дружба и любовь для Пушкина - спутники...смотреть целиком