«Кавказский пленник» пространственно построен сложнее «Руслана и Людмилы». В поэме множество самодовлеющих, фрагментарно выделенных лирических, описательных, комментирующих мест: посвящение, нравы горцев, черкесская песня, эпилог, примечания и др. Все это кусочное пространство воспринимается как бы на периферии поэмы, образуя в совокупности чисто авторский, внефабульный план. Однако в фабульном центре поэмы, в мире героев, автор и пленник смешивались до неразличимости, так как романтическая поэма, в отличие от шутливо-сказочной, позволяла, по словам Ю.В. Манна, «одновременно вести рассказ о себе и об объективном герое». Плотная сомкнутость миров автора и героя не допускает их автономности, и дистанция между лирическим и эпическим центрами в главной пространственной зоне поэмы столь мала, что эллиптическая структура может быть принята за круговую. В «Кавказском пленнике» автору невозможно взирать на героев как бы из зрительного зала. Зато автор в «Руслане и Людмиле», глядя на битву Руслана с Рогдаем, естественно восклицает:

* Бери свой быстрый карандаш,
* Рисуй, Орловский, ночь и сечу!

Здесь, безусловно, взгляд со стороны. Однако размежевание лиро-эпического пространства в «Руслане и Людмиле» в восприятии читателей, как уже было замечено, дает ограниченный эффект: текст поэмы признается единоцелостным. Не то в «Кавказском пленнике». Тесная совмещенность автора и героя в слитном лиро-эпическом пространстве воспринимается как отсутствие единства. Разумеется, в этом случае нельзя не учитывать влияния разбегающихся фрагментов авторского пространства на периферии. «Неопределенность в целом и подробная отчетливость в частях», – так выразил пространственное переживание поэмы Иван Киреевский. Он же считал, что «все описания черкесов, их образа жизни, обычаев, игр бесполезно останавливают действие, разрывают нить интереса и не вяжутся с тоном целой поэмы», что она «имеет не одно, но два содержания». Мысли Киреевского много позже повторил Г.А. Гуковский, мотивируя их, правда, прорастанием реализма в романтизме: «Субъективистская система Байрона уже взрывалась изнутри объективным изображением этнографического материала, описанием жизни кавказских героев и объективным пейзажем». В свете того, что затем будет именоваться реализмом, здесь, пожалуй, все очевидно, но в аспекте пространства «Кавказский пленник» столько же опирается на лиризм, как и на описательность.

В «Евгении Онегине» миры автора и героев не разведены, как в «Руслане и Людмиле», но и не вторгаются друг в друга до неразличимости, как в «Кавказском пленнике», применительно к фабульному плану. Дистанция между центрами двух миров в нашей эллиптической схеме тяготеет к оптимальности, взаиморасположение пространств органично и уравновешенно, они не заслоняют друг друга, фронтально развертываясь к читателю. Во взаимодействии пространств автора и героев романа в стихах нет ни натянутого напряжения, ни чрезмерной втиснутости, и в этом смысле они максимально жизненны, если иметь в виду математическую игру Конвея «Жизнь», где группу фишек, передвигающихся по разграфленной поверхности, настигает остановленность «смерти» в случаях чрезмерного рассеяния, стесн

Похожие сочинения

  1. Любовная лирика А. С. Пушкина (3)
    Наверное, в жизнь каждого человека рано или поздно приходит любовь. Кому-то она приносит радость и счастье, кому-то — горечь неразделенного чувства, а для кого-то становится источником страданий от невозможности удержать это чувство. Не перечесть...смотреть целиком
  2. Образ моря в лирике В. А. Жуковского и А. С. Пушкина
    Романтизм как литературное направление сформировался в большинстве стран Европы к началу XIX века, вызвав к жизни целую плеяду замечательных писателей и поэтов. Выдающимися русскими поэтами-романтиками по праву считаются В. Жуковский, А. Пушкин, Батюшков,...смотреть целиком
  3. Быть может, в Лете не потонет строфа, слагаемая мной
    Каждый "взыскательный художник" в своей жизни пытается достигнуть того, чтобы его помнили, не забыли. И великий русский писатель А.С. Пушкин, как истинный творец, делает что-то значимое, большое, важное для всего человечества, хочет, чтобы...смотреть целиком
  4. Что дошло до нас из записок Пушкина
    Из кишиневских записей — два листочка, вырванные из тетради ПД. № 832, с дневниковыми записями от 2— 9 апреля, 4 мая—6 июня 1821 г., а также фрагмент вступления, о котором пойдет речь ниже. Из первоначальных черновых записей михайловскои поры — записанный...смотреть целиком
  5. Частные и всеобщие проблемы русской жизни в прозе А.С.Пушкина
    К циклу "Повестей Белкина" непосредственно примыкает незавершенная и самим Пушкиным не публиковавшаяся "История села Горюхина". Тягость крепостной неволи и свое сочувственное отношение к горестям и бедам закрепощенного крестьянства...смотреть целиком
  6. Петербург в творчестве Пушкина
    Ландшафт Невского устья, где мы допустили небольшие сокращения, увиден глазами Петра – но сначала он подан как внешняя картина, вызывающая к жизни «великие думы», а затем содержание дум раскрывается: * И думал он: * Отсель грозить мы будем...смотреть целиком
  7. Героика и идиллия война и мир в творчестве Пушкина  Новое!
    Пушкин опирался в первую очередь на документы и летописи, тогда как Гоголь старался вникнуть в дух народа, и документированная канва событий, скупое изложение фактов, наивное летописное морализирование были менее плодотворны для его размышлений, чем...смотреть целиком