Это приобщение к всеобщему чувству любви и равенству. Здесь его взгляды смыкаются с христианским учением. Но религиозность Достоевского далеко выходила за рамки церковной догматики. Христианский идеал писателя был воплощением мечты о свободе, гармонии человеческих отношений. И когда Достоевский говорил: «Смирись, гордый человек!» — он имел в виду не покорность как таковую, а необходимость отказа каждого от эгоистических соблазнов личности, жестокости и агрессивности.

Произведением, которое принесло писателю всемирную известность, в котором Достоевский призывает к преодолению эгоизма, к смирению, к христианской любви к ближнему, к очистительному страданию, является роман «Преступление и наказание».

Достоевский считает, что только страданием человечество может спастись от скверны и выйти из нравственного тупика, только этот путь может привести его к счастью.

В центре внимания многих исследователей, изучающих «Преступление и наказание», находится вопрос о мотивах преступления Раскольникова. Что же толкнуло Раскольникова на это преступление? Он видит, как безобразен Петербург с его улицами, безобразны вечно пьяные люди, отвратительна старуха процентщица. Все это безобразие отталкивает от себя умного и красивого Раскольникова и вызывает в его душе «чувство глубочайшего омерзения и злобного презрения». Из этих чувств и рождается «безобразная мечта». Здесь Достоевский с необычайной силой раскрывает двойственность души человека, показывает, как в его душе идет борьба между добром и злом, любовью и ненавистью, высоким и низким, верой и безверием.

Призыв «Смирись, гордый человек!» как нельзя более подходит Катерине Ивановне. Подтолкнув Соню на улицу, она фактически поступает по теории Раскольникова. Она, как и Раскольников, восстает не только против людей, но и против Бога. Только жалостью и состраданием Катерина Ивановна могла спасти Мармеладова, и тогда он спас бы ее и детей.

В отличие от Катерины Ивановны и Раскольникова в Соне совсем нет гордости, а только кротость и смирение. Соня много страдала. «Страдание... великая вещь. В страдании есть идея», — утверждает Порфирий Петрович. Мысль об очистительном страдании настойчиво внушает Раскольникову Соня Мармеладова, сама безропотно несущая свой крест. «Страдание принять и искупить себя им, вот что надо», — говорит она.

В финале Раскольников бросается к ногам Сони: человек пришел в согласие с самим собой, отбросив прочь эгоистические дерзновения и страсти. Достоевский говорит, что Раскольникова ожидают «постепенное перерождение», возвращение к людям, к жизни. И помогла Раскольникову вера Сони. Соня не озлобилась, не ожесточилась под ударами несправедливой судьбы. Она сохранила веру в Бога, в счастье, любовь к людям, помогая другим.

Вопрос Бога, человека и веры еще больше затрагивается в романе Достоевского «Братья Карамазовы». В «Братьях Карамазовых» писатель подводит итоги своих многолетних исканий, размышлений о человеке. О судьбе своей Родины и всего человечества.

Достоевский находит в религии истину и утешение. Христос для него — высший критерий нравственности.

Митя Карамазов был невиновен в убийстве отца, вопреки всем очевидным фактам и неопровержимым доказательствам. Но здесь судьи, в отличие от чеховских, предпочли поверить фактам. Неверие их в человека заставило судей признать Митю виновным.

Центральным вопросом романа является вопрос о вырождении личности, оторванной от народа и труда, попирающей принципы человеколюбия, добра, совести.

Для Достоевского нравственные критерии и законы совести есть основа основ человеческого поведения. Утеря нравственных принципов или забвение совести есть высшее несчастье, оно влечет обесчеловечивание человека, оно иссушает отдельную человеческую личность, оно приводит к хаосу и разрушению жизни общества. Если нет критерия добра и зла, то все дозволено, как говорит Иван Карамазов. Иван Карамазов подвергает многократном сомнениям и испытаниям веру, ту христианскую веру, вер/ не просто в некое сверх могущественное существо, а еще и духовную уверенность в то, что все совершаемое Творцом есть высшая Правда и Справедливость и совершается только во благо человека. «Праведен Господь, твердыня моя, и нет неправды в Нем» (Псалом 91, 16). Он твердыня: совершенны дела его, и все пути его праведны, Бог верен, и нет неправды в нем. Он праведен и истинен... Много людей сломалось на вопросе: «Как же может существовать Бог, если в мире столько несправедливости и неправды?» Сколь многие приходят к логическому выводу: «Если так, то или Бога нет, или Он не всесилен». Именно по этой накатанной колее двигался и «бунтующий» ум Ивана Карамазова.

Бунт его сводится к отрицанию гармонии Божьего мира, ибо он отказывает Создателю в справедливости, именно так проявляя свое неверие: «Я убежден, что страдания заживут и сгладятся, что весь обидный комизм человеческих противоречий исчезнет, как жалкий мираж, как гнусненькое измышление малосильного и маленького, как атом человеческого эвклидовского ума, что, наконец, в мировом финале, в момент вечной гармонии случится и явится нечто до того драгоценное, что хватит его на все сердца, на утопление всех негодований, на искупление всех злодейств людей, всей пролитой ими крови, хватит, чтобы не только было возможно простить, но и оправдать все, что случилось с людьми, — пусть, пусть все это будет и явится, но я-то этого не принимаю и не хочу принять!»

Человек не имеет права замыкаться в себе, жить лишь для себя. Человек не имеет права проходить мимо несчастья, царящего в мире. Человек ответственен не только за свои поступки, но и за все зло, совершавшееся в мире. Взаимная ответственность каждого перед всеми и всех перед каждым.

Веру, истину и смысл жизни, понимание «вечных» вопросов бытия каждый человек ищет и находит, если руководствуется при этом собственной совестью. Из индивидуальных вер складывается общая вера, идеал общества, времени!

А безверие становится причиной всех бед и преступлений, совершающихся в мире.

Похожие сочинения

  1. Петербург Достоевского
    Город пышный, город бедный, Дух неволи, стройный вид, Свод небес зелёно-бледный, Скука, холод и гранит. А.С. Пушкин Петербург... Город, к которому в своих произведениях обращались многие писатели от Ломоносова до поэтов наших дней....смотреть целиком
  2. Финал литературного произведения и его роль в раскрытии авторского замысла
    Первая черта его идеала и высочайшая — это не отчаиваться, искать в самом забитом, опозоренном и даже преступном человеке высоких и честных чувств. И. Анненский Размышляя об особенностях творчества Федора Михайловича Достоевского, критики отмечали необычайную...смотреть целиком
  3. Слово на могиле Достоевского
    Все мы сошлись здесь ради общей нашей любви к Достоевскому. Но если Достоевский всем нам так дорог, значит, все мы любим то, что он сам более всего любил, что ему было всего дороже; значит, мы верим в то, во что он верил и что проповедовал. А то зачем...смотреть целиком
  4. Женские образы в прозе XIX века
    Благородная гордость вот ответ ее свету. Ф. М. Достоевский Федор Михайлович Достоевский — писатель особого склада. Он не примыкал ни к либералам, ни к демократам, а вел в литературе свою тему, воплощая в образах обиженных и оскорбленных, поломанных судьбах...смотреть целиком
  5. Дети на страницах произведений Ф. М. Достоевского
    Все его повести и романы — огненная река его собственных переживаний. Это страстное стремление признаться в своей внутренней правде. А. В. Луначарский Федор Михайлович Достоевский трепетно, бережно и искренне относится к своим героям. Описывая женщин...смотреть целиком
  6. Фольклорные традиции в творчестве Достоевского  Новое!
    В поэтике Достоевского цветы могут стать и косвенной характеристикой индивидуальных особенностей героев. В “Униженных и оскорбленных” больная Нелли любит, когда ее выводят в небольшой весенний садик с “только что распустившейся сиренью”. А когда Маслобоев...смотреть целиком
  7. Гуманизм романов Достоевского
    Центральной проблемой романа Достоевского «Преступление и наказание» является объяснение причин преступления Раскольникова. Почему образованный, добрый и совестливый, явно с душой и сердцем молодой человек совершил зверское убийство старухи-процентщицы...смотреть целиком