Мифологема дороги в произведениях Г. Гоголя - многозначный символ. Он связан с внушением как приятных чувств, так и не очень приятных. Они вызваны дорожными происшествиями, разными неудобствами, обусловленными ими. Одним из первейших факторов, которые влияют на ход странствующих приключений и расположение духа Чичикова, главного героя поэмы, есть погода и время года. Именно через дождь, тьму и другие причины Селифан забрел и завез Чичикова не к Собакевичу, а к Коробочке, еще и вывалив своего господина прямо в грязь. Так начала намечаться мифологема дороги как символ блужданий и преград. « Чичиков уже начинал сильно беспокоиться, не видя так долго деревни Собакевича. По расчету его, давно бы пора было приехать. Он высматривал по сторонам, но темнота была такая, хоть глаз выколи».

Путь может включать в себя разные препятствия, которые нужно преодолеть герою ради достижения цели. Вот как добирался Чичиков к Манилову, по дороге к которой его бричка забрела и попала совсем к другому имению. «Проехавши пятнадцатую версту, он вспомнил, что здесь, по словам Манилова, должна быть его деревня, но и шестнадцатая верста пролетела мимо, а деревню все не было видно… Поехали отыскивать Маниловку. Проехавши две версты, встретили поворот на проселочную дорогую, но уже и две, и три, и четыре версты, кажется, сделали, а каменного дома в два этажа все еще не было видно».

Мифологема дороги есть также символом новых знакомств, выявление человеческих чувств. Характерными в этом плане можно считать встречи Чичикова с Ноздревым, Маниловым те и другими помещиками. Вот лишь один пример. «Подъезжая ко двору, Чичиков заметил на крыльце самого хозяина, который стоял в зеленом шалоновом сюртуке, приставил руку ко лбу в виде зонтика над глазами, чтобы рассмотреть получше подъезжающий экипаж. По мере того как бричка близилась к крыльцу, глаза его делались веселее и улыбка раздвигалась более и более.



- Павел Иванович! - вскричал вон наконец, когда Чичиков вылезал из брички. - Насилу все-таки нас вспомнили! Оба приятеля очень крепко поцеловались, и Манилов увел гостя в комнату».


Мифологема дороги порождает однообразие впечатлений, которая предопределяет эмоциональное состояние путешественников, их меланхолический или философский взгляд на окружающую действительность. Автор, как правило, «помогает» герою, используя разные стилистические средства, создать именно такое расположение духа. Приведем пример. «Бричка между тем повернула в более пустынные улицы; скоро потянулись одни длинные деревянные заборы, предвещавшие конец города.

Вот уже и мостовая кончилась, и шлагбаум, и огород позади, и ничего нет, и опять в дорогое. И опять по обеим сторонам столбового пути пошли вновь писать поля, станционные смотрители, колодцы, обозы, серые деревни с самоварами, бабами и бойким бородатым хозяином, бегущим из постоялого двора с овсом в руке, пешеход в протертых лаптях, плетущийся за восемьсот верст, городишки, выстроенные живьем, с деревянными лавчонками, мучными бочками, лаптями, калачами и общей мелюзгой, рябые шлагбаумы, чинимые мосты, поля неоглядные и по ту сторону и по другую … сосновые верхушки в тумане, пропадающий далече колокольный звон, вороны, как мухи, и горизонт без конца…»

Мифологема дороги нередко поражает поэтичностью. И это понятно, ведь сам Г.Гоголь едва не полжизни провел в дороге. «Какое странное, и манящее, и несущее, и чуде