...Брестская крепость, 1941 год. Кто из нас не знает подвиг героев - пограничников, защищавших родную землю от фашистских оккупантов и ценой своей жизни более месяца сдержавших натиск гитлеровцев на Брестском направлении. Их имена, их героизм вписаны в историю победы в Великой Отечественной войне. История русского воинства знает подобный случай, к сожалению, мала известный, и, практически неизученный. Я хочу рассказать о романе русского писателя Валентина Пикуля "Баязет" и о судьбе главного героя Андрея Карабанова. И так, 1877 год, Русско-турецкая война. Имя русского генерала Скобелева гремит на Балканах, но даже из современников мало кто знал, что в долине Арарата существует город - крепость Баязет и что русские войска, встав на защиту армейского населения, позиционными боями оттягивают с Балкан значительную часть турецкой армии. Во время этих событий и появляется в Баязете наш главный герой. Дворянин с безупречными манерами, молодой физически развитый офицер, служивший в престижном лейб-гвардии кавалергардском полку, один из телохранителей царствующих особ, красавиц - сердцеед, и вдруг ... новое место службы. Променять Петербург на Кавказ, аксельбант кавалергарда на погоны казачьего сотника,
дамские салоны на войну, поставить крест на своей карьере офицера, а может и своей жизни, но почему, зачем? Представляясь командиру полка удивлённому появлением столичного франта Карабанов вынужден объяснить крутую перемену в своей судьбе: "...Я дал пощёчину офицеру моего полка, человеку титулованной фамилии за то, что он ударил солдата, который был георгиевским кавалером". Отказавшись стрелять на дуэли Карабанов не мог служить в гвардии - это противоречило (в среде сослуживцев) понятию офицерской чести и внутренним убеждением Андрея. Знакомясь с офицерами полка
Карабанов, невольно повёл себя с той холодной надменностью, которая была принята в той прошлой его столичной жизни. Возможно, он ожидал насмешек и непонимания за свой поступок. Но, встретив искренность и простоту в словах и делах провинциальных боевых офицеров Андрей впервые подумал о том, что он, возможно, испорчен тем воспитанием, которое принято называть светским. В последствии, в тяжелейших условиях осады крепости Андрей превратит своё светское воспитание в жёсткую требовательность к подчинённым, к офицерам, и, в первую очередь, к себе. Не давая окружающим поддаваться панике, или наоборот тупому безразличию, Карабанов действовал неадекватно, со стороны удивляясь самому себе - "...видели бы меня сейчас мои друзья кавалергарды." но всё это будет потом, а пока Андрей привыкает к гарнизонной жизни, к местному мусульманскому населению; к "восточным коварным хитростям", непредсказуемо, кстати и некстати, для самого себя, смешивая внутреннее благородство, столичный холодный цинизм и расчёт, и наивное незнание окопной и восточной жизни. Здесь проявляется стойкость духа Андрея - он не раскис, не пошёл на поводу у обстоятельств, не отвернул от себя офицерский ко! ллектив, и даже его сотня, его столичники - казачки приняли его за своего, отдавая дань его уму, храбрости и честности.

Выезжая на рекогносцировки со своей сотней, Андрей не стесняется учиться у своих казаков, суровым премудростям войны, в кровавых стычках с турками приходит на помощь казаку, оказавшемуся в опасности, в следующую минуту его спасает от смертельного сабельного удара. Вид крови, смерти сближает и роднит. И совсем не случайно в лексиконе Андрея появляется слова "брат". Его разговорная речь огрубела, но это никого не удивляет и не обижает. Весть о предстоявшем наступлении тридцатитысячной армии турок на двухтысячный гарнизон Баязета Карабанов принял спокойно, один из немногих понимая, что их ждёт окружение, осада и, вероятно, смерть. Мысли об отступлении или сдачи в плен у вчерашнего изнеженного столичной жизнью франта не было! Готовясь к обороне, комендант гарнизона приказал Андрею навести порядок на продовольственных складах. Принимая документацию Карабанов,
уличил во взяточничестве прапорщика – тыловика. Что же сделал Андрей? Он не дал пощёчины, не вызвал на дуэль, понимая, что в осаждённом гарнизоне каждый штык на счету, он просто не пожал протянутой руки. Прапорщик, не сдержав позора повесился.

А осада продолжалась. Жара, отсутствие воды сказывалась на гарнизоне. Раненным выдавали по полстакана в день, а с каждым днём их становилось всё больше. Под стенами крепости разлагались трупы, заканчивалось продовольствие. Казаки, плача резали лошадей – их нечем было поить и кормить. В этих нечеловеческих условиях гарнизон держал оборону, на предложение турок о сдачи звучали выстрелы. Солдаты стреляли сидя, оперевшись спинами друг к другу, но от истощения и от отдачи от оружейного выстрела падали. Неоднократные штурмы крепости результатов не дали и турки, имея превосходство в пятнадцать раз, были вынуждены остановить наступление и перейти к осаде крепости. Такого случая в истории мировых войн ещё не бывало!

Вид чужой боли, крови, смерти никого не ужасал и не удивлял. Огрубелость Андрея переросла в чёрствость. Это вынужденная защитная реакция организма спасла Карабанова–он не сошёл с ума, более того, он оставался тем командиром, чьи грамотные и своевременные приказы выполнялись. Чувство долга, ответственность за людей, яростная злость – "гарнизон не сдам!", помогла Андрею выжить. Получив Георгиевский крест за храбрость, Карабанов был узнан великим князем Михаилом Николаевичем и стал его порученцем. Служба Андрея заключалась в полном её отсутствии. Карабанов захандрил от одиночества и тоски. Он снова служил во дворце, его окружал блеск золота, драгоценности, генеральских эполетов, но теперь Андрею было с чем сравнивать. За незначительное выполненное поручение Андрея награждают орденом Адмирала. Карабанов запил, запил тяжело, по–мужицки. Задетую честь в Петербурге он восстановил в Баязете. Именно в это время он сказал: "господи, до чего же хорошо было там, в крепости". Волею суд! ьбы он встречает своего давнего обидчика, но пощёчины уже не было. Андрей просто избивает его в кровь как мужик, по-русски. И снова дуэль, и снова Андрей не стреляет. Он не хочет жить в таком чужом для него и непонятном мире. Его похоронили на Рязанщине в родовом поместье. Судьба!

Похожие сочинения

  1. Образ Семена Давыдова в романе Шолохова «Поднятая целина»
    Семен Давыдов, бывший моряк и слесарь путиловского завода, приезжает в хутор Гремячий Лог для организации колхоза. Задача перед ним стоит непростая, ведь казаки издавна считали себя привилегированным сословием, покорность им вовсе не свойственна, как,...смотреть целиком
  2. Характеристика образа Кондрата Майданникова
    Майданников Кондрат — крестьянин-«середняк». Образ героя призван продемонстрировать движение крестьянской массы к сотрудничеству с советской властью. На собрании при обсуждении плана организации колхоза он с цифрами в руках доказывает, что коллективное...смотреть целиком
  3. Дед Щукарь
    Дед Щукарь в ответ на предложение Давыдова купить нового козла говорит: «Такого козла ни за какие деньги не купишь, не было и нет таких козлов на белом свете! А горе мое при мне останется...» (Такое употребление слова «враг» поддерживается в романе обращением...смотреть целиком
  4. Сен Женские образы в романе «Поднятая целина»
    Иронией пронизано и описание взаимоотношений главных героев с женщинами. Все трое оказываются несостоятельны в семейных отношениях (Лушка изменяет Нагульнову, Давыдов никак не может определить свои отношения с той же Лушкой, боится общественного мнения,...смотреть целиком
  5. Сцена раскулачивания в романа М. А. Шолохова «Поднятая целина»
    Поднятая целина М. Шолохова пришла к читателю с перерывом в четверть века. Первая книга была создана вслед за событиями коллективизации в 1932 году. Вторая доработана после Великой Отечественной войны, она создавалась параллельно с романом Они сражались...смотреть целиком
  6. Эпоха коллективизации, поведанная Шолоховым
    Эпоха коллективизации — один из самых противоречивых и печальных периодов в истории России, осмыслить и оценить который до сих пор нелегко не только писателям, но и историкам, социологам, философам. Однако приоритет открытия этой темы принадлежит, безусловно,...смотреть целиком
  7. Интерпретации Образа Щукаря
    Несправедливое вульгаризаторское отношение к шолоховскому роману проявилось и в, казалось бы, частном вопросе - интерпретации образа деда Щукаря. В 1987 г. в периферийных газетах была растиражирована статья журналиста Л.Воскресенского "Смешон ли...смотреть целиком