Страница: 1  2  3  4  [ 5 ]  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  

анализе мелочей, тот, стало быть, и
неспособен идти дальше и подниматься выше. Гончаров останется на анализе
мелочей потому, что у него нет побудительной причины перейти к чему-либо
другому; он холоден, его не волнуют и не возмущают крупные нелепости жизни;
микроскопический анализ удовлетворяет его потребности мыслить и творить; на
этом поприще он пожинает обильные лавры, - стало быть, о чем же еще
хлопотать, к чему еще стремиться? Словом, г. Гончаров как художник - то же
самое, что г. Срезневский как ученый; {7} первый творит для процесса
творчества, не заботясь о степени важности тех предметов, которые он
воспевает, не спрашивая себя о том, высекает ли он своим резцом великолепную
статую или вытачивает красивую безделушку для письменного стола богатого
барина; второй точно так же исследует для процесса исследования, не
спрашивая себя о том, стоит ли игра свечей и выйдет ли из его трудов
какой-нибудь осязательный результат. Обе эти личности, представители одного
типа, выработались под влиянием известных условий, сжились с ними и,
почислив вопросы жизни решенными вполне удовлетворительно, обратили
деятельность свою на шлифование подробностей, не имеющих даже относительной
важности. \"Как, - спросит с негодованием мой читатель, - и \"Обломов\" -
шлифование подробностей?\" Да, отвечу я с подобающею скромностью. -
\"Обломов\", как нравоописательный роман, не что иное, как шлифование
подробностей. Тип Обломова не создан Гончаровым; это повторение Бельтова,
Рудина и Бешметева; {8} но Бельтов, Рудин и Бешметев приведены в связь с
коренными свойствами и особенностями нашей зачинающейся цивилизации, а
Обломов поставлен в зависимость от своего неправильно сложившегося
темперамента. Бельтов и Рудин сломлены и помяты жизнью, а Обломов просто
ленив, потому что ленив. Влияние общества на личность героя здесь, как и в
\"Обыкновенной истории\", скрыто от глаз читателя; автор понимает, что оно
должно существовать, но он держит его где-то за кулисами, и из-за этих кулис
его герой выходит совершенно готовым и начинает рассуждать и ходить по
сцене. Если читатель возразит мне, что \"Сон Обломова\" объясняет нам процесс
его развития, то я на это отвечу, что \"Сон\" говорит только о младенческих
годах нашего героя. Никакой характер не оказывается сложившимся в десяти-
или двенадцатилетнем мальчике; тем более не мог сложиться в такие годы
характер Обломова, которого и в тридцать пять лет можно было ворочать куда
угодно; стало быть, зачем же автор, заговоривши о воспитании и развитии
своего героя, не дал нам сцен из его гимназической, студенческой,
чиновнической жизни? Ведь это, воля ваша, было бы не только плодотворнее, но
даже интереснее многих сцен между Обломовым и Захаром. Ведь любопытно знать,
что именно формирует у нас Обломовых, гораздо любопытнее, чем смотреть на
то, как уже сформированные Обломовы, т. е. люди, на которых надо махнуть
рукою, валяются на диване и плюют в потолок. Но, как везде, интересный,
живой вопрос обойден, а подробностей - гибель.
Изображая личность Обломова, Гончаров мог еще ограничиться тесною
сферою, не выходить за пределы кабинета и спальни и занимать своего читателя
пересказыванием того, что говорили между собою Илья Ильич и Захар. Но вот
наш художник хочет противопоставить своему ленивому герою лицо деятельное,
весело и дельно смотрящее на жизнь и энергически расправляющееся с ее
дрязгами и невзгодами. Является Андрей Иванович Штольц, о котором даже сам
автор возвещает не без торжественности, говоря, что это человек будущего,
что много Штольцев кроется под русскими именами, что люди такого закала
будут делать дело как следует. О, думаете вы, вот тут-то Гончаров выскажет
то, что у него на душе, тут-то он воспользуется всеми собранными
материалами, чтобы дать плоть и кровь этому человеку будущего, тут-то он
приведет своего любимого героя в столкновение с разными сторонами и
типическими особенностями нашей жизни. Вы продолжаете читать с возрастающим
нетерпением и убеждаетесь в том, что Штольц ведет себя точно так же, как все
гончаровские герои, т. е. много говорит, хорошо округляет периоды,
самодовольно развертывает перед слушателем свои убеждения и ничего не
делает: о его деятельности, которая составляет сущность его характера и
замечательнейшее ее достоинство, автор рассказывает нам в самых общих
выражениях. Штольц представлен вне жизни; а Штольц без жизни все равно, что
рыба без воды. Он выведен из своего естественного положения, и потому сам
бледен и неестествен до крайности. Так как он на наших глазах не действует,
то ему, чтобы зарекомендовать себя читателю, поневоле приходится говорить
самому о себе: \"Я, дескать, человек деятельный, верьте мне на слово\"; автору
точно так же приходится обращаться к вере читателя и говорить ему: \"Штольц у
меня человек деятельный; деятельности вы его не увидите, но он, право,
постоянно занят\". Читатель, расположенный к скептицизму, подумает при этом
так: \"если романист приписывает одному из своих героев какое-нибудь
качество, а между тем это качество не выражается в его действиях, то я,
читатель, имею право заключить, что у автора не хватило сил вложить в образы
то, что он выразил в отвлеченной фразе. Деятельный Щтольц принадлежит к
разряду лиц, подобных добродетельному становому г. Львова и знаменитому
чиновнику его сиятельства графа Соллогуба\". {9} Читатель-скептик не ошибется
в своем предположении.
Впрочем, то обстоятельство, что Гончаров взялся за сооружение своего
Штольца, и то обстоятельство, что это сооружение вышло до крайности
неудачным, так характерны, что об них стоит поговорить подробнее.
Действующие лица романов Гончарова постоянно вращаются в безразличной
атмосфере, живут в тех комнатах, в которые не проникает русский дух, и
становятся друг к другу в такие отношения, которые зависят от особенностей
их личного характера, а не от условий места и времени. Декорации у Гончарова
русские; для обстановки он выводит русского лакея, русскую кухарку, но это -
аксессуары, которые могут быть устранены, не нарушая завязки романа; главные
действующие лица созданы головою автора, а не навеяны впечатлениями живой
действительности. Задавшись своей идеею, набросав ее в общих чертах, г.
Гончаров потом уже с натуры подрисовывает подробности, и все вместе выходит
очень удовлетворительно и на первый взгляд кажется романом, взятым из
русской жизни и воспроизводящим русские типы. Но это только на первый
взгляд. Отделайтесь только от обаяния великолепного языка, отбросьте
аксессуары, не относящиеся к делу, обратите все ваше внимание на те фигуры,
в которых сосредоточивается смысл романа, и вы увидите, что в них нет ничего
русского и, кроме того, ничего типичного. Если мы поступим таким образом с
\"Обыкновенной историей\", то увидим, что смысл романа лежит в двух фигурах, в
дяде и в племяннике, и что из этих двух фигур - одна неверна и
неестественна, а другая совершенно пассивна и бесцветна.
Петр Иванович Адуев, дядя, - не верен с головы до ног. Это какой-то
английский джентльмен, пробивший себе дорогу в люди силою своего ума,
составивший себе карьеру и состояние и при этом нисколько не загрязнившийся.
В нашем отечестве дорога к почестям и деньгам усеяна всякого рода терниями.
Кто хочет преуспеть на том поприще, по которому путешествовал Петр Иванович,
тот не много сохранит в себе гонора и фанаберии; под старость непременно
дойдет до положения Фамусова, а ведь между Фамусовым и Петром Ивановичем -
огромная разница.


Страница: 1  2  3  4  [ 5 ]  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  

Похожие сочинения

  1. Литературно-критические статьи И. А. Гончарова  Новое!
    Почти все свои литературно-кри­тические статьи Гончаров напи­сал в 70—80-е гг., т. е. тогда, ко­гда три его знаменитых романа были уже созданы. Наступило время осмысления сделанного. И здесь-то Гончаров отступает от спокойного эпического тона повествования,...смотреть целиком
  2. Основные конфликты в романах Гончарова  Новое!
    Свой первый роман он построил растянуто и неэкономно на целом ряде интриг, не связанных друг с другом, и этим лишил и сами истории, и характеры выступающих в них женщин достаточной значительности. В двух других романах конфликты отличаются большей цельностью....смотреть целиком
  3. Авторская позиция - Гончаров
    Гончаров, как и любой другой писатель, старается быть лояльным по отношению к описываемому, и вследствие этого мы не можем найти конкретных слов, выражающих его авторскую позицию. Но ее можно узнать через мнения персонажей, через ситуации, в которых...смотреть целиком
  4. Диалоги героев в романах Гончарова  Новое!
    Гораздо большее место и значение, нежели портретно-бытовые характеристики, раскрывающие образ жизни героев, получают в романах Гончарова диалоги героев, раскрывающие их образ мыслей. Подавляющее большинство сцен в каждом романе строится по диалогическому...смотреть целиком
  5. Портретно бытовые характеристики героев в романах Гончарова  Новое!
    Создавая портретно-бытовые характеристики героев, он стремится запять при этом позицию постороннего наблюдателя. Он говорит только о том, что можно заметить и понять в наружности, манерах, движениях героев, если на них смотреть со стороны. И взяв такой...смотреть целиком