Страница: 1  2  3  4  5  [ 6 ]  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  

овичем -
огромная разница. Петра Ивановича, видимо, уважает г. Гончаров, а к Фамусову
он, по всей вероятности, отнесся бы с добродетельным презрением. Это видимое
различие между Фамусовым и Петром Ивановичем не может быть объяснено
различием времени. Скажите по совести, неужели мы так много ушли вперед с
тех пор, как была написана комедия Грибоедова? Неужели вы до сих пор не
встречаете между вашими знакомыми Фамусова, Молчалива и Скалозуба? Формы
стали действительно поприличнее, но что же это за утешение! Неужели же г.
Гончаров, выводя своего героя, обманулся внешнею благопристойностью формы и
не умел заглянуть поглубже и распознать под гладкими фразами Петра Ивановича
родовых свойств фамусовского типа? Вряд ли такой острый аналитик мог впасть
в грубую ошибку, в которой может уличить его всякий школьник. Мне кажется,
дело в том, что в самом Фамусове автор \"Обыкновенной истории\" осудил бы не
сущность, а внешнее неблагообразие. Потихоньку вести свои дела, заводить
связи и поддерживать их из чистого расчета, заниматься таким делом, к
которому не лежит сердце и которого не оправдывает ум, оставлять под спудом
в практике те идеи, которые исповедуешь в теории, смотреть с скептическою
улыбкою на порывы молодежи, стремящейся обратить слово в дело, - все эти
вещи можно назвать благоразумием, лишь бы они не представлялись в полной
наготе, без прикрас и смягчений. Своему герою г. Гончаров приписывает именно
это благоразумие, утаивая и сглаживая те серенькие стороны, которые
неизбежно связаны с этим благоразумием. Но утаить и сгладить эту обратную
сторону медали можно было только с тем условием, чтобы показывать читателям
одну сторону дела. Если бы г. Гончаров вздумал выдержать очерченный им
характер, приведя его в столкновение со всеми фазами русской жизни, тогда
ему пришлось бы все эти фазы выдумать самому, и тогда вопиющая
неестественность бросилась бы в глаза каждому читателю. На этом основании
надо было пройти молчанием все отношения Петра Ивановича к тому миру,
который лежит за пределами его кабинета и спальни. На этом основании нельзя
было сказать ни слова о том, как Петр Иванович вышел в люди; даже те
средства и пути, которыми его племянник приобрел себе независимое положение,
покрыты мраком неизвестности. Петр Иванович как чиновник, как подчиненный,
как начальник, как светский человек - не существует для читателя
\"Обыкновенной истории\", и не существует именно потому, что автору предстояло
решить грозную дилемму: или выдумать от себя всю русскую жизнь и превратить
Петербург в Аркадию, или бросить грязную тень на своего героя, как на
человека, подкупленного этою жизнью и отстаивающего ее нелепости ради своих
личных выгод. Чтобы не насиловать явлений жизни, чтобы не становиться к ним
в ложные отношения и чтобы не закидать грязью своего героя, г. Гончаров
заблагорассудил в \"Обыкновенной истории\" совершенно отвернуться от явлений
жизни. Отнестись к ним с тем суровым отрицанием, с которым относились к ним
все честные деятели русской мысли, открыто заявить свое non-conformity
{Несогласие (англ.). - Ред.} г. Гончаров не решился. Почему? - Отвечать на
этот вопрос не мое дело; пусть ответит на него сам романист. Во всяком
случае в \"Обыкновенной истории\" он исполнил удивительный tour de force,
{Ловкая штука; затруднительное предприятие (франц.). - Ред.} и исполнил его
с беспримерною ловкостью; он написал большой роман, не говоря ни одного
слова о крупных явлениях нашей жизни; он вывел две невозможные фигуры и
уверил всех в том, что это действительно существующие люди; он стал в первый
ряд русских литераторов, не откликаясь ни одним звуком на вопросы,
поставленные историческою жизнью народа, пропуская мимо ушей то, что носится
в воздухе и составляет живую связь между живыми деятелями. Исполнить такого
рода tour de force, и притом исполнить его на глазах Белинского, удалось г.
Гончарову только благодаря удивительному совершенству техники, невыразимой
обаятельности языка, беспримерной тщательности в отделке мелочей и
подробностей. Герои г. Гончарова ведут между собою такие живые разговоры,
что, прислушиваясь к ним, невольно забываешь неверность их типа и
невозможность их существования. А между тем эта неверность и невозможность,
не заявленные положительно в нашей критике, заявляются в ней отрицательно.
Рудина, Лаврецкого, Калиновича, Бешметева наши критики берут как
представителей типов, как живых людей, служащих образчиками русской натуры,
а героев г. Гончарова никто не берет таким образом, потому что, повторяю, в
них нет ничего русского и нет никакой натуры.
Оба Адуевы, дядя и племянник, не обратились и никогда не обратятся в
полунарицательные имена, подобные Онегину, Фамусову, Молчалину, Ноздреву,
Манилову и т. п. Что сказать о личности Александра Федоровича Адуева,
племянника? Только и скажешь, что у него нет личности, а между тем даже и
безличность или бесхарактерность не может быть поставлена в число его
свойств. Он молод, приезжает в Петербург с большими надеждами и с сильною
дозою мечтательности; петербургская жизнь понемногу разбивает его надежды и
заставляет его быть скромнее и смотреть под ноги, вместо того чтобы носиться
в пространствах эфира. Он влюбляется - ему изменяет любимая девушка; он
напускает на себя хандру - и понемногу от нее вылечивается; потом он
влюбляется в другую, и на этот раз уже сам изменяет своей Дульцинее; с
годами он становится рассудительнее; при этом он постоянно спорит с своим
дядею и мало-помалу начинает сходиться с ним во взгляде на жизнь; роман
кончается тем, что оба Адуевы сходятся между собою совершенно в понятиях и
наклонностях. - \"Это канва романа, - скажете вы, - это - общие черты,
контуры, которые можно раскрасить как угодно\". Это правда; и эти контуры так
и остались нераскрашенными; бледность и недоделанность их опять-таки
замаскированы тщательностью внешней отделки. Например, Александр едет к той
девушке, которую он любит; он чувствует сильное нетерпение, и г. Гончаров
чрезвычайно подробно рассказывает, в каких именно внешних признаках
проявлялось это нетерпение, как сидел его герой, как он переменял положение,
какое впечатление производили на него окрестные виды; потом эта девушка ему
изменила, предпочла другого - и г. Гончаров опять-таки с дагерротипическою
верностью воспроизводит внешние выражения отчаяния, а потом апатии своего
героя. Он пишет вообще историю болезни, а не характеристику больного;
поэтому если бы роман г. Гончарова попался в руки какому-нибудь разумному
жителю луны, то этот господин мог бы составить себе довольно верное понятие
о том, как говорят, любят, живут, наслаждаются и страдают на земле животные,
называемые людьми. Но мы, к сожалению, все это знаем по горькому опыту, и
потому те общие черты, которые наш романист разработывает с замечательным
искусством, представляют для нас мало существенного интереса. Мы знаем, что,
отправляясь на свидание с любимою женщиною, молодой человек чувствует
усиленное биение сердца; как подробно ни описывайте этот симптом, вы
охарактеризуете только известное физиологическое отправление, а не очертите
личной физиономии. Описывать подобные моменты все равно, что описывать, как
человек жует, или храпит во сне, или сморкается. Дело другое, если герой,
отправляясь на свидание, перебирает в голове такие идеи, которые составляют
его типовое или личное свойство; тогда его мысли стоит отметить и
воспроизвести. Но г. Гончаров думает иначе; он с зеркальною верностью
отражает все или, вернее, все то, что находит удобоотражаемым, все
бесцветное, т.


Страница: 1  2  3  4  5  [ 6 ]  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  

Похожие сочинения

  1. Очерк о жизни и творчестве И. А. Гончарова
    Гончаров, как и любой другой писатель, старается быть лояльным по отношению к описываемому, и вследствие этого мы не можем найти конкретных слов, выражающих его авторскую позицию. Но ее можно узнать через мнения персонажей, через ситуации, в которых...смотреть целиком
  2. Гончаров Иван Александрович – прозаик, критик
    Гончаров учился в частном пансионе, где приобщился к чтению книг западноевропейских и русских авторов и хорошо изучил французский и немецкий языки. В 1822 году поступил в Московское коммерческое училище. Не закончив его, Гончаров поступил в 1831 году...смотреть целиком
  3. Особенность «карьерной» повести Гончарова
    Особенность «карьерной» повести Гончарова состоит в том, что преодоление романтического идеала, приобщение к суровой деловой жизни столицы расценивается писателем как проявление объективного общественного прогресса. История героя оказывается...смотреть целиком
  4. Портретно бытовые характеристики героев в романах Гончарова  Новое!
    Создавая портретно-бытовые характеристики героев, он стремится запять при этом позицию постороннего наблюдателя. Он говорит только о том, что можно заметить и понять в наружности, манерах, движениях героев, если на них смотреть со стороны. И взяв такой...смотреть целиком
  5. Поэтическое миросозерцание И.А.Гончарова
    Дарование Гончарова-романиста раскрылось в "Обломове" во всем его богатстве, со всеми его особенностями. Еше Белинский в связи с "Обыкновенной историей" отмечал такую черту писателя, как его объективность, стремление представить в...смотреть целиком