Александр Исаевич Солженицын — современный писатель, публицист, гражданин. Его жизнь выстраивается как
житие. В ней были знамения: с детства он любил церковное пение; когда они жили в Ростове и Александр был пионером, он постоянно натыкался на тюремную очередь. Были в его жизни испытания и искушения. В армии он возгордился. Позже он скажет: “Я ждал свою шоколадку, когда мои солдаты хлебали перловку”. Затем испытание болезнью. Рак. Господь его простил и возложил на него крест. Солженицын дает обет рассказать правду о трагедии человека и страны.
В 1959 году появляется рассказ “Один день из жизни Ивана Денисовича”. Он произвел впечатление разорвавшейся бомбы. В 1964 году был выдвинут на Ленинскую премию в области литературы, но почему-то не получил. Нашлись “более достойные произведения”. В 1966 году правительство начинает борьбу с инакомыслием, а Солженицын — работу над “Архипелагом ГУЛАГ”. Печатает несколько произведений, в том числе “Матренин двор”, но критика или молчит, или очерняет работу писателя. Официальные власти начинают борьбу с Александром Исаевичем. Солженицын пишет свое знаменитое письмо вождям, обращается в правительство. Официальные власти молчат, печататься по-прежнему запрещено. В 1974 году писатель распространяет в рукописи свое обращение “Жить не по лжи”, главная идея которого — духовное сопротивление, отказ участвовать во всем, против чего сопротивляется душа. Не поддерживать официальную пропаганду имперских амбиций. В 1970-м получает Нобелевскую премию за “Архипелаг ГУЛАГ”. Его высылают в Германию, а затем писатель переезжает в США, в Вермонт. Он продолжает свою работу над эпопеей “Красное колесо”. В России “Архипелаг ГУЛАГ” издан лишь в 1990 году. Затем печатается полное собрание сочинений писателя.
В 1994 году Солженицын вернулся. Писатель своим творчеством, сподвижнической деятельностью, необыкновенно честным, гражданским отношением к себе и окружающим поднял необычайно высоко планку русской литературы.
В рассказе “Один день из жизни Ивана Денисовича” писатель показал государственную машину унижения человека и возможность в этих условиях работать не по принуждению, а для души. Когда Шухов кладет стену, Иван Денисович не бросает работу, хотя приспело время. Он поступает, как рачительный хозяин, заканчивая неспешно работу, когда заканчивается раствор. Здесь Солженицын, мне кажется, говорит о том, что, оставаясь человеком даже в таких тяжелых условиях, Шухов начинает мыслить творчески, работая по совести, а не из-под палки.
Лагерь — это испытание Божье. Но Шухов в Бога не верит, а верит в себя, свои силы, свое умение приспособиться к условиям, не подличая, не предавая других. В Гулаге можно очень легко погибнуть, например, как кавторанг Буйновский, но кому это принесет пользу? Эту жертву никто и не заметил тем более не оценил. Можно унижаться, облизывая чужие тарелки, как Фетюхов, забывая о человеческом достоинстве, помнить только пищеварительную систему, жить ей в угоду, напоминая скорее животное, чем человека. Но этот путь гибельный, так же, как и путь кавторанга, идущего напролом.
Еще есть один путь, Алеши-баптиста, мученика веры, но для Шухова и этот путь не подходит — он атеист. В конце дня, подводя итог прожитому, Иван Денисович считает день счастливым, потому что остался человеком, одержав моральную победу над мучителями-палачами. Но герой не знает громких слов. Он просто охарактеризовал себя: не сподличал, не состукалился — это для Ивана Денисовича главное. День прошел. А что там впереди... Новые испытания... жизнь, но не любой ценой, а такая, за которую не придется краснеть. Это главное условие продолжения существования для героя.
Здесь позиции автора и героя полностью совпадают. Солженицын и сейчас продолжает работать. Он считает, что Бог ему дает жизнь и долголетие писатель перешагнул восьмидесятилетнюю “отметку”, чтобы он работал на благо России.

Похожие сочинения

  1. О творчестве А. И. Солженицына  Новое!
    А. И. Солженицын появился в «официальной» советской литературе в эпоху хрущевской «оттепели», когда на фоне процессов развенчания культа личности Сталина, посмертной реабилитации погибших жертв репрессий, освобождения из тюрем и лагерей сотен тысяч невинных...смотреть целиком
  2. Проблема человека и власти в прозе А .И .Солженицына
    Имя Александр Солженицын долгое время было известно лишь узкому кругу людей , его творчество было под запретом . Только благодаря прогрессивным переменам в нашей стране , это имя по праву заняло свое место в истории русской литературы советского периода...смотреть целиком
  3. Проблема человека и власти в прозе Солженицына
    Не прямой линией, а параболой вычерчен творческий путь Александра Солженицына. Его имя появилось на литературном небосклоне в начале 60-х, в период хрущевской «оттепели», вспыхнуло, напугав поборников «безгласности» времен «застоя», и исчезло на долгие...смотреть целиком
  4. Проблема человека и власти в прозе А. И. Солженицына
    Проблема человека и власти, проблема преступления власти против личности становится в Советской России актуальной уже в 20-е гт. XX в. — в годы, когда государство явно и ярко приобретает черты тоталитарного государства. Проблема русского национального...смотреть целиком
  5. Национальный характер в произведениях А. Солженицына
    Основной темой творчества А. И. Солженицына является разоблачение тоталитарной системы, доказательство невозможности существования в ней человека. Но в то же время, именно в таких условиях, по А. И. Солженицыну, наиболее ярко проявляется русский...смотреть целиком
  6. «Лагерная» тема в произведениях А.Солженицына и В.Шаламова"
    Наш спор – не церковный о возрасте книг, Наш спор – не духовный о пользе веры, Наш спор – о свободе, о праве дышать, О воле Господней вязать и решать. В. Шаламов «Лагерная» тема вновь резко поднимается в ХХ веке. Многие писатели, такие...смотреть целиком
  7. «Настоящий писатель - то же, что древний пророк». А. П. Чехов
    Памятник запытанным на следствии, растрелянным в подвалах, умерщвленным на этапах и в лагерях — создан. Л. Чуковская Общеизвестна истина: каждая эпоха творит своего героя, наиболее полно воплотившего ее проблемы, противоречия,...смотреть целиком